TOP

Нефтяное проклятие

Видимо, мы все слишком поспешили, утверждая, что белорусско-российская нефтегазовая война завершилась. Потому что основывались на заверениях официальных лиц в Минске и Москве, старавшихся уверить, что обо всем договорились. Но, как часто бывает в отношениях между ближайшими союзниками, оказалось, что это совсем не так.

В чем суть разногласий между сторонами, можно лишь догадываться. Скорее всего, ситуация выглядит так. Беларусь отказывается выплатить долг за газ, накопившийся с начала года. Его сумма, по некоторой информации, составляет уже $321 млн. Минск увязывает погашение долга с подписанием документов, регламентирующих межбюджетные компенсации Беларуси. В свою очередь Россия считает, как заметил вице-премьер РФ А. Дворкович, что это обязательство Москвы «должно быть сопряжено с подписанием соглашений по некоторым другим темам». Вероятно, речь идет о согласии Беларуси осуществлять экспортный транзит нефтепродуктов через российские порты. Минск отказывается подписывать такой пакет, Москва не восстановила прежний объем поставок российской нефти на белорусские НПЗ.

Были надежды, что конфликт будет урегулирован во время переговоров А. Лукашенко с премьер-министром РФ Д. Медведевым 28 октября в Минске. Однако по итогам затянувшейся встречи никакой информации о преодолении разногласий не последовало.

Выступая в Национальном собрании 7 октября, А. Лукашенко заявил, что в ответ на сокращение Россией поставок нефти он поручил правительству немедленно найти новую альтернативу или вернуться к старой. Президент заметил: «Мы договорились, уже сегодня танкер загруженный идет в Одессу. Мы начнем поставлять через Украину на Мозырь нефть для переработки. Сейчас ведутся переговоры с Ираном, который просто мечется в поисках рынка для поставки нефти и готов нам снижать цену… Третье: вернуться к проектам строительства нефтетрубы с Балтики».

Танкер с нефтью объемом 84,7 тыс. тонн для Беларуси действительно пришел в Одессу 19 октября. Но нефть не иранская, а азербайджанская. Она будет отправляться железнодорожными цистернами на Мозырский НПЗ.

В этом проекте поставок нефти, альтернативной российской, есть две составляющие: политическая и экономическая. С политической точки зрения, это средство давления на Россию, попытка шантажировать ее. Известно, что Беларусь сегодня в энергетической сфере практически на 100% зависит от РФ. Москве выгодно сохранять такую монополию. И любая попытка Минска ослабить зависимость от российских энергоресурсов воспринимается Москвой болезненно. А. Лукашенко это понимает и периодически пугает РФ поиском альтернативы. Дескать, смотрите, свет клином не сошелся на России, мы можем купить нефть и в другом месте. Расчет на то, что В. Путин скажет: вернись, я все прощу.

Что касается экономической составляющей, то она, на мой взгляд, довольно сомнительна. Глава концерна «Белнефтехим» И. Ляшенко связывает поиски альтернативы с налоговым маневром в России, в результате которого цена нефти для Беларуси существенно возрастет.

Но предыдущий опыт поставок венесуэльской, а затем азербайджанской нефти в 2010—2012 годах оказался не очень убедительным. Ведь вопрос не в том, чтобы просто найти альтернативный источник нефти. Это действительно не проблема. Но Беларуси нужна именно дешевая нефть.

Если бы речь шла об обеспечении нефтепродуктами внутреннего рынка, то в таком случае вопрос о цене в какой-то мере уходил бы на второй план, поскольку страна без бензина жить не может.

Но нефтяной бизнес важен для Беларуси именно как способ получения больших денег. А именно это обеспечивает Россия. Сегодня Беларусь фактически имеет статус нефтяного оффшора для российских компаний. Дело в том, что при экспорте нефти за границу они платят нефтяную пошлину в российский бюджет. А при поставке нефти в Беларусь они освобождаются от выплаты такой пошлины. В результате цена этого товара значительно ниже. Что дает возможность Беларуси после переработки нефти на НПЗ получать значительную маржу при продаже нефтепродуктов.

А покупка нефти у других стран будет происходить по мировым ценам. Трудно представить, что кто-нибудь, например, тот же Иран, станет предоставлять нам льготные условия.

Вот А. Лукашенко говорит: «Нужно немедленно закончить модернизацию, особенно Новополоцкого нефтеперерабатывающего завода. Когда мы закончим эту модернизацию или доведем до уровня Мозыря, мы не будем зависеть от одного источника нефти, мы будем покупать нефть на рынке. С глубиной переработки 90 процентов будем иметь ту же прибыль, что имеем сейчас».

В этом есть некоторые сомнения. Ведь Беларусь фактически единственная страна в мире, которая зарабатывает большие деньги от экспорта нефтепродуктов, почти не добывая своей нефти. Именно по причине льготных цен на импортируемую нефть. Вот в Украине из шести НПЗ работал до недавнего времени только один. Украинцы предпочитают импортировать белорусский бензин. Почему? Это дешевле, чем производить самим. Потому что украинские НПЗ могли покупать российскую нефть с учетом экспортной пошлины, то есть дороже, по мировым ценам. И это оказалось нерентабельным. И если в Беларусь придет нефть по мировым ценам, то страна может оказаться в положении Украины.

Стоит обратить внимание вот на какое обстоятельство. Во время предыдущего опыта поставок альтернативной нефти логистика была несколько другая. Сначала венесуэльская, потом азербайджанская нефть в 2010—2012 годах поставлялась по трубопроводу Одесса—Броды, потом снова по нефтепроводу до Мозыря. Сейчас нефть будет транспортироваться до Мозырского НПЗ в цистернах по железной дороге. Это значительно дороже. Плюс ко всему другая нефть требует переналадки оборудования заводов.

Думаю, смысл нынешней поставки азербайджанской нефти состоит не только в том, чтобы шантажировать Россию. Нужно еще полностью загрузить заводы, пока не разрешится конфликт с Россией и не возобновятся российские нефтяные поставки в полном объеме. Ибо технология производства на НПЗ требует постоянной и полной загрузки.

Действительной альтернативой для Беларуси было бы преодоление чрезмерной зависимости от нефтяной отрасли, избавление от статуса рентной экономики, от «нефтяного проклятия». Абсолютно ненормально, что продажа нефти и нефтепродуктов дает до трети экспортных доходов стране. Ибо в таком случае любой конфликт с Россией или падение мировых цен на нефть ведет едва ли не к экономическому коллапсу.

Реальная альтернатива — это создание современной постиндустриальной экономики, в минимальной степени зависимой от сырья. Но для этого необходимо глубокое реформирование, реструктуризация всего хозяйства, на что нынешняя власть априори не способна. Поэтому и ничего другого не остается, кроме поиска очередной халявы в виде то ли субсидий из бюджета другого государства, то ли льготных цен на нефть, то ли «всепогодной дружбы» с Китаем.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Транзитные страсти

Контрибуция победителю

Монолог неуверенности

Всепогодная дружба