TOP

Параллельная реальность

Евгений Меркис — руководитель гомельской «Толоки» — старейшей неформальной молодежной организации Беларуси. Вместе со своей командой он борется за старую застройку, возрождает белорусские народные традиции, пишет статьи о культуре, а в прошлом сезоне еще и вел популярные курсы родного языка «Мова нанова». 

— Вопрос из разряда «стратегических»: на каком уровне сегодня самосознание белорусов?

— Ситуация в этом отношении постепенно изменяется: с каждым годом мы осознаем для себя важность нации, родного языка и своей роли в этом мире. Мы все больше интересуемся своей культурой, языком… Но стоит признать, что будь государственная политика другой, мы бы продвинулись в этом отношении значительно дальше.

— Почти в каждой европейской столице существуют объединения белорусов, которые проводят свои встречи, организовывают культурные и образовательные мероприятия. Это сейчас такой массовый тренд?

— Я бы связал это с теми же тенденциями, о которых говорил выше. Вопрос о своей национальной самоидентификации обостряется за границей в разы, что естественно. Очень часто белорусы открывают для себя свою родину уже в другой стране. Беларусь, в которой они выросли, — это страна аистов, тракторов и Лукашенко, но в итоге они приходят к истории ВКЛ, белорусскому языку и народной культуре.

— При этом в самой Беларуси люди живут одновременно в параллельной реальности, где устанавливают памятники Ленину и чекистам…

— Для многих людей старшего поколения коммунистические руководители — часть их пазла в общей мозаике представления о том, какой должна быть Беларусь. Отсюда и страхи забыть эту страницу нашей истории. С другой стороны, я бы не драматизировал последние события, ведь установка памятника тому же Ленину возле Минского тракторного завода все же единичный случай. Тут большую роль сыграла бюрократия местных руководителей: требовалось им как-то освоить деньги, вот и вложили в идола.

— Говорят, Гомель — самый русский в Беларуси?

— Абсолютно не согласен, что он — город «русского мира». В этом плане лидерами можно считать Витебск или Могилев, где активно действуют прорусские организации и движения.

А наше население я бы охарактеризовал как «тутэйшых». Но идеальной ситуацию тоже не назовешь, особенно это касается местных бюрократов — периодически Гомель сотрясают коррупционные скандалы. В результате это мешает формированию среди чиновников локального патриотизма и любви к родному краю.

— «Толоке» уже 30 лет… Несмотря на это, власти продолжают ставить палки в колеса — не дают разрешения на проведение мероприятий, игнорируют обращения…

— Вижу две причины. Первая — собственные интерпретации чиновников, которые часто видят в нас некую политическую структуру, иногда — чуть ли не террористов. Ну, а вторая вообще банальная — власти боятся любой инициативы, которая исходит не от нее, того, что нельзя контролировать, по их логике, все это необходимо просто запретить…

— При этом то, что нельзя запретить, вы иногда достаточно оригинально воплощали в жизнь. Например, организовали фотосессию с полуголыми парнями на фоне деревянной застройки Гомеля, которую власти в свое время решили снести…

— На нас тогда много камней посыпалось с разных сторон: мол, как можно, осквернили святое — старую местную архитектуру! Но это был всего лишь инструмент для привлечения внимания к проблеме, и он свою роль выполнил чудесно. Использовали и другие методы — на День святого Валентина признавались в любви старой застройке, развешивали валентинки. В итоге сработало: нам удалось отстоять хотя бы часть застройки по улице Парижской коммуны, которую признали историко-культурной ценностью.

— Этот пример — борьба прямого действия, а «Толока» все-таки организация просветительская…

— Верно, именно поэтому мы много внимания уделяем краеведческому и этнографическому образованию. Проводим фольклорно-этнографические экспедиции по Гомельщине, возрождаем традиции старых белорусских обрядов. Например, благодаря «Толоке» «Женитьба Комина» во многом обрела новую жизнь. Наши девушки активно помогают местным бабушкам провести на Ветковщине такой старинный обряд, как «Погребение стрелы».

— На ваш взгляд, настанет ли когда-нибудь время, когда необходимость в «Толоке» исчезнет?

— Нашу деятельность уже давно следовало трансформировать в нечто другое. В развитых западных странах краеведение давно себя изжило. По истории каждой деревни там имеются толстые книги. Нам же зачастую приходится буквально по крупицам собирать свою историю, популяризировать ее, в том числе и благодаря современным технологиям — через собственный краеведческий сайт и группы в соцсетях.

Поэтому необходимость в краеведческой и этнографической деятельности «Толоки», думаю, отпадет еще не скоро…

Виталий Бабин

Читайте также:

Время одиночных пикетов…

Андрей Паук: «Ждал чекистов: три дня боялся!»

Валентина Болбат: отбросить все свои амбиции

«Я просто живу по правде…»