• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Ходили короли в гродненскую баню или нет?

Живет в Гродно человек, которому известно, почему погиб король Стефан Баторий, и ходил ли он, а также последний монарх Речи Посполитой Станислав Август Понятовский, в баню…

Виктор Воронец, 54 года. Человек гродненский на сто процентов. Родился здесь, окончил университет. Теперь учит студентов-медиков белорусскому, ищет слова в народном языке, обозначающие болезни, и все, связанное с их лечением. Только что вышел его «Дыялектны слоўнік медыцынскіх тэрмінаў Беларусі». А был еще переводной русско-белорусский толковый словарь медицинских терминов.

Человек сосредоточен на своей работе, но при этом не чужд литературной деятельности. Ее называет своим первым хобби. Когда-то писал стихи, даже издал сборник. Но перешел на прозу. «Тайна Фары Витовта» заняла в этом году первое место в конкурсе газеты «Звязда» на лучший рассказ.

Газета охотно печатает каждый новый рассказ. Правда, на последний никакой реакции. О чем он? Про громкое убийство областного начальника. В основу положена история, которая действительно имела место. Хотя ясно, что это не документальное произведение.

— Следствие не мое дело, но я собрал крупицы информации, которые попали в печать либо дошли иным путем, — говорит он. — Немножко авторской фантазии. Я представил, как, на мой взгляд, происходили события с трагичным финалом.

Это были 90-е годы. Российские мафиози хотели иметь коридор на границе. Думали договориться, а не удалось. А нуждались они в беспроблемном провозе цветных металлов, на которых тогда зарабатывали состояния. Если высокопоставленный чиновник не захотел заключать преступную сделку, значит, его можно считать положительным героем? Вот о чем рассказ…

Днями минуло 55 лет, как в центре Гродно взорвали старый храм, который жители называли Фарой Витовта, поскольку заложил его этот государственный деятель времен Великого княжества Литовского. У Виктора Воронца, конечно же, есть рассказ, связанный с костелом.

— Когда Советы в 1939 году шли освобождать Западную Белоруссию, поляки эвакуировали филиал Польского национального банка. Был специальный вагон с золотом и драгоценностями. Возможно, первоначально его отправили из Вильно в Лиду. Берия приказал захватить его.

На тот момент состав уже находился на станции Гродно. С боями танковый отряд прорвался туда, но вагон оказался пуст. И в Польшу золото не попало. Есть версия, что местное руководство ночью вывезло его и где-то спрятало. И будто бы — в глубоких подвалах Фары Витовта. Из тех, кто имел к этому отношение, осталось в живых только два человека. Один из них смог позже приехать в Гродно. Был, кажется, 1966 год. Однако в центре города костела не увидел. Человек растерялся: не перепутал ли место? Нет, ему сказали: храм взорван… Рефреном в рассказе мысль о том, что взорвать такую мощную постройку ради маленького скверика — неоправданное действие, не столько жаль золота, сколько самого храма.

Или взять недавнюю 430-летнюю годовщину смерти известного монарха Стефана Батория. Он умер в своей гродненской резиденции. Виктор Воронец опять-таки не смог пропустить эту историю, не написав рассказа:

— На то время Баторий был сильным властелином. Планировался очередной поход на Московию. Там правил достаточно беспомощный царь Федор, за него осуществлял власть фактически Годунов. Понимая, что полководец Баторий может разбить московское войско, в Гродно послали шпиона, который подкупил лекарей короля, и они его отравили. Это произошло после охоты, очень любимой Баторием. Есть дневники — как он мучительно и тяжело умирал. И этот факт лег в основу моего рассказа, который опровергает версию о причастности к отравлению жены властелина. Нет, мне кажется, главные все же политические мотивы: слишком он был заметен и мешал многим.

Воронец не только сам ищет интересные сюжеты и пишет. В медицинском университете существуе клуб «Катарсис», где он занимается со студентами, у которых неплохо получается в работе со словом. Ежегодно в вузе проводится фестиваль — открытый литературный кубок клуба. Последний раз участников собралось около пятидесяти. В том числе из Минска, Бреста, Молодечно, Кричева.

Мне кажется, среди множества причин, которые притягивают в Гродно талантливую молодежь, — и личность одного из организаторов «Катарсиса», Воронца. Но об этом он говорить не хочет, переводит разговор в иную плоскость:

— Мое хобби — баня. Вот скажи, Стефан Баторий, так обожавший Гродно, баню любил? А Понятовский?

Вопрос застает меня врасплох. Виктор выкладывает свои версии:

— Нет, баня не могла стать любимым занятием для короля, родина которого Трансильвания. Я думаю, на него влияли европейские традиции. Бочка с горячей водой, где сидели и отмокали. Баня, скорее всего, пришла к нам из Скандинавии… Ну и последний король — Станислав Август Понятовский также вряд ли бы согласился, например, на приглашение попариться даже такого магната, как Радзивилл.

И вот в чем дело. Совсем недавно я написал рассказ «Молчаливый сейм» (о том, как в Гродно в 1793 году депутатов парламента Речи Посполитой вынуждали подписать второй по счету раздел земель государства между монархиями-соседями. — П.З.). Пришлось немножко покопаться в литературе. Каким он был человеком — Понятовский? Личность рафинированная, мужицкие забавы не очень любил, и я даже не представляю, чтоб его могло заинтересовать нечто такое, как баня, совсем не возвышенное занятие. Я читал воспоминания о его встрече с императрицей Екатериной, она больше напоминала мужчину, чем Понятовский. История ж показывает, что у него не было характера, стержня внутреннего.

Возражаю собеседнику:

— При всем том он сумел продержаться на троне тридцать лет, с трудом, но проводил свою политику!

— Ну да, конечно, — частично соглашается собеседник, — нельзя сказать, что у него были идеальные условия для правления. Трудно одному, когда тебя со всех сторон душат, прижимают, когда все тебя ненавидят, я согласен. Но в то же время его личность нельзя сравнивать с тем же Баторием.

Вот такой он, Виктор Воронец — со своей точкой зрения на самые серьезные вещи.

И одновременно это очень живой человек, с искрометным юмором. В подтверждение — хотя бы следующие его строки:

Я долар зялены ўчора купіў
І гэтым, сябры, ганаруся.
А сёння той долар узяў ды згубіў —
Такі ужо лёс беларуса…

Павел Заневский