• Погода
  • +10
  • EUR3,0606
  • USD2,5215
  • RUB (100)3,4062
TOP

Поэт за рулем автобуса

Мой собеседник — житель Слуцка Анатолий Балакир: гражданский активист, поэт, бывший водитель автобусного парка.

— Анатолий, у меня сложилось впечатление, что с выходом на пенсию вы стали еще более активным человеком.

— На здоровье пока не жалуюсь, а свободного времени стало больше. Конечно, с мизерной пенсией нелегко. Пытался устроиться куда-нибудь, чтобы подзаработать на издание своих стихов, но в Слуцке поди устройся, тем более с моей репутацией «бэнээфовца».

— Но вы же никогда не состояли в БНФ?

— Я — социал-демократ, с детства дружу с Николаем Статкевичем. Мы родились и выросли в деревне Белевичи, вместе окончили школу. Разделяю его взгляды на историческое прошлое, настоящее и будущее Беларуси. Но для значительной части горожан, воспитанных в духе советской идеологии, нет никакой разницы между партиями…

— За вами слава лидера по количеству различных задержаний в Слуцке. Заслуженная?

— Все было: и задержания, и обыски, и суды. Последний состоялся этим летом после провокации — ярый «антибэнээфовец» пришел прямо с дрыном в мой подъезд, пришлось себя защитить. Но суд признал меня виновным в развязывании драки. (Улыбается.) Сейчас вот выплачиваю 10% «потерпевшему» с пенсии…

— Как родилась идея установить на месте массовых расстрелов три креста?

— Когда-то мы познакомились с местным краеведом Анатолием Жуком. Он давно интересуется этой темой — автор нескольких книг и многих публикаций. После полугодичной кропотливой работы и встреч с местным населением удалось установить места захоронений в Слуцком районе: возле деревень Сороги, Кучино, Красное, Калита, в лесном массиве у поворота на Любань. И 2 мая там провели молебны… Но это лишь часть могил — так называемых особых зон НКВД очень много, работы для нас непочатый край.

— А как местные власти отнеслись к этой инициативе?

— К ним мы не обращались — боялись, что не разрешат. Председатель Сороговского сельского исполкома, подъехавший в конце, выглядел растерянным и не очень довольным. Видимо, по-человечески он понимает, что это — богоугодное дело, но боится негативной реакции вышестоящего начальства.

Но кресты до сих пор стоят, а на могилах возле деревни Кучино кто-то из молодежи даже высадил живые цветы, и это радует.

— От цветов — к поэзии: откуда интерес к ней?

— Еще со школы, но первая моя книга — «Признание» вышла лишь в 1998 году, а только что — второй поэтический сборник, «Годнасць душы»… Некоторые стихи стали песнями! Пишу о вечном: любовь, несовершенство человеческой натуры, стремление к справедливости и свободе. Давайте прочту несколько строк:

«Живем, как в тумане — просвета не видно,
За нашу «дзяржаву» и больно, и стыдно:
Такую страну на колени поставили,
Всех нищими быть и рабами заставили…
Твой ум не оценят, талант не признают,
Здесь хамство и ложь, как сорняк, вырастают.
Здесь все продается и все покупается,
И все толщиной кошелька измеряется…

Зинаида Тимошек