• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Успех бизнесмена — не в шубе либо «мерседесе»

Ашот Айвазян переехал в Беларусь в далеком 1987-м и с той самой поры занимается бизнесом в Бобруйске. Это один из тех редких деловых людей, которые не боятся публичности, участвуют в политической жизни. Например, Ашот был наблюдателем на президентской и парламентской избирательных кампаниях в командах демократических кандидатов. 

— Тридцать лет назад люди предпочитали идти на завод или в чиновники, вы же выбрали свое дело. Почему?

— Бизнес дает свободу. Свободу действий, выбора.

— А как же риски?

— Гм, кто не рискует, тот не пьет шампанское… В этих расхожих словах много правды.

— Как поменялся за это время наш бизнес?

— Самое главное отличие — 90 процентов деловых людей вышли из подполья. Платят налоги. А на старте никто не понимал, зачем вообще делать это? Причем людей поменял не просто контроль государства — изменяется сознание.

С другой стороны, с каждым годом правила ведения бизнеса ужесточаются.

— А отношение общества к бизнесу, частнику?

— От резко отрицательного оно изменилось к уважительному. Народ понял: бизнесмен не тот, кто едет на «мерседесе» и в шубе, а кто пашет, зарабатывает деньги, дает работу другим. Это особенно важно сейчас, когда сокращается государственный сектор.

— Вы работаете в регионе — это накладывает на бизнес специфичный характер?

— Тут все друг друга знают. Многие вопросы решаются более по-человечески, развиты личные связи. С другой стороны, повышенная конкуренция. Но самый большой минус — на местах мало денег: у людей меньшие зарплаты, доходы. С 2012 года у меня, в частности, началось резкое снижение развития, очень хорошо чувствую, что происходит в семейном бюджете горожан. Подчеркну еще одно обстоятельство: вдали от центра чиновники чувствуют себя куда вольготнее и ведут себя эдакими князьками: считают, что могут надавить, напугать… И не знаешь, куда жаловаться: все бумаги возвращаются назад, в район.

— В таких условиях важна солидарность бизнес-сообщества. Вы вместе противостоите трудностям или разобщены?

— Скорее, второе. Каждый боится за свое дело. Примеров, как его могут отобрать, оставить ни с чем — предостаточно. И тонущим, увы, боятся подать руку, чтобы они не утащили за собой… Так что до бизнес-профсоюзов не дошло. Поддержка есть лишь на уровне личных отношений, а не профессии. Очень не хватает взаимной помощи. Поддержки. Вот пришла к нам проверка: я бы сразу мог обратиться за подсказкой туда, где с контролерами уже встречались, но пока этого нет. Боязнь сковывает…

— Выходит, сегодня не приходится говорить и о возрастании социальной роли бизнеса?

— Если, например, речь о создании новых рабочих мест, то эта задача нам сейчас вряд ли по плечу. Бизнес не пойдет на расширение. Главное теперь в том, как удержаться вообще на плаву и выплатить зарплаты да налоги.

— Представьте себя на месте чиновника, который слышит ваши размышления: зачем тогда ему создавать бизнесу особые условия?

— А затем, повторю, что бизнес сегодня — это прежде всего налоги. Государственные предприятия тонут, работая из-под палки. Я уверен, если сверху скажут: «Живите, как хотите», 90% предприятий закроется. А мы будем выживать: зубами грызть землю, но выживать. Поэтому власти следует думать о перспективе для частников.

— Приходит, допустим, сегодня к вам Александр Лукашенко и спрашивает: «Ашот, какие три конкретных действия я должен принять, чтобы бизнес в вашем регионе, да и в стране в целом развивался без препятствий?»

— Я бы сказал: Александр Григорьевич, у нас есть шок, а терапии нет. Отпустите государственные предприятия: кто выплывет, тот выплывет. Но это позволит направить деньги на людей и устранить барьеры к честной конкуренции. Год-два будет непросто, но потом все устаканится. Польша это прошла, и теперь мы к ним за покупками ездим.

Второе: нужен своего рода народный контроль над контролирующими органами. Например, специальные советы при министерствах. Посмотрите: сегодня санстанция и пожарные сплошь закрывают бизнесы. Пусть они малые, семейные, но они кормили людей, отчисляли налоги… И что дальше? А ведь есть и другие проверки, другие контролеры… Кому от всего этого прок?

И третье: прошу ничего не трогать в уже принятых законах, как бы их ни склоняли… Хотя бы на пять лет! Ну ладно, уберите ненужные, безнадежно устаревшие, только не усложняйте правила ведения бизнеса… Они, наоборот, нуждаются в упрощении. Вместо того чтобы деньги зарабатывать и налоги платить, мы сидим и читаем законы. От этого все проигрывают. Ну, кроме проверяющих и штрафующих. Хотя государству выгоднее пополнять бюджет именно через честно выплаченные налоги, а не разоряющие предпринимателей штрафы.

— Надо ли учить предпринимательству? В школах, например?

— Не думаю. Это, как говорится, жилка. Она либо есть, либо нет. Учи не учи, но если человек боится рисковать, не хочет брать на себя всю ответственность — ничего не выйдет. Лучше создать условия, чтобы та жилка могла проявиться, чтобы человек не боялся начать свое дело и пробовать самому зарабатывать.

— Вы занимаетесь строительством. Может ли этот сектор вытянуть экономику?

— Он напрочь убит государством. В первую очередь тут проблема постоянных и огромных неплатежей, что привело к массовым банкротствам компаний. Стройка — это ведь не только сам объект, но и люди вокруг: те, кто покупают, берут кредиты, производят стройматериалы. Это своего рода кислород для всей экономики. А его перекрывают неумными действиями…

— Вы начали свой бизнес в Беларуси 30 лет назад. Скажите, зная, куда все придет сегодня, все равно выбрали бы нашу страну или предпочли бы другую?

— Сложный вопрос. У меня тут семья, моя жизнь тут прошла. Но видя, как все стало сегодня, как усложняются правила, я бы очень сильно задумался…

Дмитрий Андреюк