TOP

Выжидание достало!

Случчанке Алине Нагорной всего лишь 24 года, но она уже многое успела сделать. Даже побывала кандидатом в депутаты по выборам в Палату Представителей Национального собрания по Слуцкому избирательному округу № 67.

В прошлом она — руководитель литературной ассоциации «МассолиТ» в Слуцке, фотомодель и фотограф, организатор интерактивных встреч для молодежи, сейчас — одна из основателей и активистка инициативной группы «Дзея», член рады движения «За свободу». Недавно Алина стала инициатором сбора подписей за установку памятника слуцким повстанцам в городе.

— Ты активно проявилась на общественном поприще. А как же учеба и профессиональная карьера?

— Одно другому не мешает: научилась лучше распределять свое время. Сейчас заканчиваю Барановичский государственный университет.

— Принято считать, что молодежь в провинции не очень активная и занята обычными тусовками. Ты ведь иного мнения?

— Да, потому что знакома с разными людьми. Кто-то приходит на встречи литературного клуба, кому-то интересна политика и возможность активного участия в ней (на выборах пришли новые люди, ставшие впоследствии моими доверенными лицами), кого-то интересуют кинопросмотры, иных интерактивные встречи…

Каждый сам принимает решение относительно своего участия в общественной жизни. Но важно донести до молодежи, что политика — это то, от чего зависит их жизнь. Например, без нее можно попасть в ловушку незнания своих прав и в большую зависимость от иногда абсурдных государственных решений.

— Тебя не разочаровало участие в парламентской кампании? Охотно подписывались за тебя — совсем молодого кандидата?

— Это было одно из самых интересных событий в моей жизни. До него уже имела опыт наблюдения на выборах и отчетливо понимала: если ты нелояльна к теперешней власти, то шансов попасть в парламент нет. И я изначально не ставила себе целью победу. Но в избирательную кампанию есть законная возможность проводить пикеты каждый день. Вот и старалась использовать это по максимуму. На моих пикетах выступали музыканты, люди могли сфотографироваться, пообщаться… Например, была такая акция — «Город мечты»: каждый мог написать, что именно нужно нашему Слуцку. В итоге люди охотно подписывались за меня: молодость кандидата не смущала их.

— В сборе подписей за установку памятника Слуцкому восстанию активно участвуют члены инициативной группы «Дзея». Для чего она создана?

— «Дзея» — это активные люди, которые объединились для того, чтобы работать на благо Беларуси. Наш лозунг — «Чаканне дастала». Выжидание лучшего будущего достало не только молодых… Люди хотят действовать, у нас есть энергия и энтузиазм менять жизнь в Беларуси к лучшему. (Страницы «Дзеі» в социальных сетях https://vk.com/dziejaby) Сейчас мы боремся за то, чтобы в Слуцке разрешили установить памятник героям восстания на заре советской власти. Также в скором времени в Минске и Барановичах стартуют курсы по решению местных проблем, в процессе которых участники узнают о том, как сделать жизнь в своем регионе комфортней и получат практический опыт сбора подписей за решение проблем.

— Идеологи боятся темы Слуцкого восстания как огня. Ты, как инициатор сбора подписей за установку памятника событиям 1920 года, реально надеешься на установку памятника?

— Меня радует, что значительная часть жителей позитивно относится к идее и охотно подписывается. Это самое главное. Ну, а чиновники… Мне кажется, они отстали от сегодняшних реалий, подчеркивающих важность государственности для нашей страны. Уверена: если люди захотят, чтобы в Слуцке был памятник повстанцам — он будет. И для меня большая честь в этом участвовать. Мы добиваемся разрешения установить памятник в центре, возле краеведческого музея. Собрали уже более 1000 подписей — это весомый аргумент.

— Недавно ты вышла замуж. Не мешает гражданская активность молодой семье?

— Мы с мужем на одной волне: все делаем вместе.

— Откуда у тебя жажда творческого подхода, креативность?

— Это комплимент моей маме-художнице, папе, который привил мне любовь к музыке, и моему дедушке-поэту.

Зинаида Тимошек

Читайте также:

Расправа, што сталася славай

«Наши чиновники по-прежнему в БССР»

История: одни истерят, другие молчат