• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

«Не знаю, имеет ли смысл, но есть необходимость»

Житель Солигорска Виктор Молочко — юрист и бывший сотрудник Министерства внутренних дел, ныне — активист оппозиции, член Таварыства беларускай мовы. Смел и принципиален.

Например, пост председателя Минской областной организации Объединенной гражданской партии добровольно оставил после осенних выборов депутатов Палаты представителей. Неординарный шаг объясняет позицией относительно оценки результатов голосования:

— Мое мнение однозначное: Анна Канопацкая должна была отказаться от депутатского мандата либо оставить ряды партии, поскольку ОГП шла в ту кампанию под лозунгом «Выборов нет, но выбор есть». Получается, выборов нет, но депутат есть… Нет, нельзя хорошие дела начинать с обмана! Но я остаюсь членом партии, хотя «первички» у нас нет. Солигорск — сложный город для общественно-политической жизни.

— И даже для деятельности отдельных активистов?

— Лично моя жизненная позиция не зависит от каких-либо обстоятельств, как и потребность в справедливости и законности. Поэтому сейчас веду переписку с прокуратурой Солигорска и Следственным комитетом о фальсификации документов при проведении раскопок в месте военных захоронений в моей родной деревне Кривичи. Там раньше была зона отдыха и стояли даже детские качели. Раскопок, фактически, не проводилось, но ответственные чиновники, даже не присутствовавшие на месте работ, подписали заключение: якобы никаких останков не зафиксировано, все нормально. А люди говорят противоположное! Но соответствующие инстанции не организовали надлежащую проверку того, что там происходило на самом деле. В свое время я, подполковник, возглавлял финансовую милицию и поэтому четко вижу, насколько формально работает нынешняя правоохранительная система — зачастую она и не пытается контролировать сохранение законности.

— А как служба в органах МВД привела вас в оппозицию?

— Никакой случайности: еще в первые президентские выборы я и моя семья голосовали за Зенона Позняка. Были надежды, что система внутренних дел сориентируется на создание правового демократического государства. У меня в кабинете, к примеру, бело-красно-белый флаг висел до 1999 года, пока его собственноручно не снял мой тогдашний руководитель. Увы, развитие страны пошло совершенно в ином направлении. И как только появилась возможность — в связи с выслугой лет — оставил службу. А точнее — меня «попросили»: уж больно открыто не разделял политику «партии», шел против ее «генерального курса». Это случилось в 2001 году, когда мне было только 39 лет, и с тех пор я занимаюсь общественно-политической деятельностью. Тогда же предупредили: учти, в Солигорске для тебя работы больше нет!

— Вы знаете государственную и общественно-политическую систему изнутри. Почему она застыла?

— Взять, к примеру, наш Солигорск: город шахтеров — космополитичный и русскоговорящий, ведь в свое время сюда приехали работать люди со всего Советского Союза. Не случайно здесь огромное количество поддерживающих так называемый «русский мир». Мало того — нынешняя система образования построена как раз на том, чтобы люди и не знали ни своей истории, ни своей культуры. К примеру, собираем подписи за кандидатов на местные выборы под бело-красно-белым флагом и «Погоней». Подходит мужчина лет тридцати и спрашивает: «Че это за флаг и герб, вы за кого?» Молодой человек вообще незнаком с историей! В беседе выяснилось, кстати, что он бывший кадровый военный — с высшим образованием… И это не единственный пример. Откуда у такого гражданского общества появится чувство патриотизма и ответственности за свою страну?

Кроме того, многие боятся засветиться своим инакомыслием и потерять работу на «Беларуськалии» — это единственное предприятие, где неплохо зарабатывают. С другой стороны, предпочитают «не высовываться» и те, которые зарабатывают сущие копейки. Не хотят возможных проблем… На пикете мужчина — пенсионер и бывший шахтер — жмет руку: «Спасибо, что вы есть, что говорите правду, не боитесь… Я бы поставил свою подпись, но сын сказал: раз у меня больные почки, то пойду на операцию, а найдут мою подпись, и…» В общем — тормозит, душит страх. Страх в людях посеян глубоко и надежно. В результате уже выросло целое поколение, которое не представляет иной жизни, чем при нынешней власти, и даже не пытается что-то изменить.

Примерно то же происходит и во властных структурах: кто-то имеет хороший оклад, кто-то получает квартиру, у кого-то дети учатся за границей — чиновники выполнят любой приказ вышестоящих начальников, чтобы удержать свое положение.

— Хорошо, но разве «дорабатывают» оппозиционные структуры?

— Так и там разные люди… И некоторые, к сожалению, воспринимают свою деятельность как работу: пришли к 9.00 утра и ушли в 18.00. Такого в правозащитной и демократической политической среде быть не может! Потому что такая работа не принесет результата.

— Есть ли смысл борьбы в одиночку?

— Моя борьба — не в одиночку. Прежде всего группа поддержки и единомышленников — моя семья: сын, жена и даже шестилетняя доченька Варвара. Варвара Викторовна, как я ее называю… Она даже помогала нам раздавать листовки за своего старшего брата Александра, который шел кандидатом на последних выборах в Палату представителей. У нас большая группа активистов Таварыства беларускай мовы: начинаем кампанию в Солигорске по переводу на белорусский всевозможных табличек: в школах, детских садах, на административных зданиях. Ну, и кроме того, недавно я познакомился с Николаем Статкевичем. У нас было собрание и меня выбрали руководителем солигорско-слуцкой организации Белорусского национального конгресса. Это новый этап в моей деятельности.

Я очень волнуюсь за судьбу своей родины, своих родных и моей Варвары Викторовны в особенности. Помню, как мы радовались объявлению независимости Беларуси, как вывешивали на балконах бело-красно-белые флаги, поздравляли друг друга… Но постепенно национальные ценности государство подменило дешевой идеей «чарки и шкварки».

Не хочу, чтобы исчез наш родной белорусский язык, наша культура, забылась наша история.

Имеют ли смысл эти усилия? Отвечу словами очень уважаемого мной Ромуальда Травгута — героя времен Кастуся Калиновского. На вопрос о смысле участия в восстании, имея в виду его безнадежность, повстанец ответил: «Не знаю, есть ли смысл, но есть необходимость». Скажу словами еще одного героя — польского солдата, попавшего в лагеря Сибири и сумевшего там выжить: «Я просто буду идти до конца, пока все не закончится».

Галина Абакунчик