• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Странности суверенитета

«Свобода и независимость дороже любой нефти», — заявил А. Лукашенко на пресс-конференции 3 февраля. Заявление очень важное и принципиальное. Но, как это часто у нас бывает, дистанция между словами и реальностью оказывается очень большой. 

Как только мы говорим о независимости, то сразу же подразумеваются отношения Беларуси с Россией. Ибо зависимость от восточного соседа составляет главную проблему белорусского суверенитета. И в момент, когда экономическая поддержка со стороны РФ уменьшается (нынешний конфликт между Москвой и Минском как раз этим и обусловлен), эта зависимость становится для Беларуси все более обременительной.

Примеры множатся прямо на наших глазах. Совместные белорусско-российские военные учения «Запад-2017» пройдут на территории Беларуси только осенью 2017 года. Но уже сейчас вокруг их проведения бушуют нешуточные страсти как внутри страны, так и вовне. После Крыма и Донбасса большую обеспокоенность появлением здесь российских войск выражают соседи. Президент Литвы Д. Грибаускайте 9 февраля после встречи с президентами Эстонии и Латвии в Риге заявила: «Мы обеспокоены учениями «Запад» в 2017 году, в ходе которых будут развернуты большие и агрессивные войска вдоль наших границ, которые демонстративно будут готовиться к войне с Западом».

Если Беларусь реализует стратегический курс на нормализацию отношений с Западом, то эти учения нам совершенно ни к чему. Зачем нужно участвовать в милитаристских игрищах России, пугать соседей и портить с ними отношения без особых на то причин?

Еще больше вопросов относительно белорусского суверенитета вызывает детективная и загадочная история с запретом на въезд в Беларусь одного из самых известных украинских писателей Сергея Жадана. Он вполне легально по своему паспорту приехал в Минск на традиционный международный поэтический фестиваль через белорусско-украинскую границу. И вот в два часа ночи в номер отеля к нему врываются милиционеры, задерживают, словно террориста, везут в райотдел, сажают в камеру, ставят в паспорте штамп, запрещающий въезд в Беларусь. И лишь после того, как разразился скандал, в дело вмешались дипломаты, министр иностранных дел Украины позвонил своему белорусскому коллеге, этот запрет аннулировали.

В милиции С. Жадану разъяснили, что он находится в совместном белорусско-российском стоп-листе с подачи РФ. На своей недавней пресс-конференции А. Лукашенко рассказал, что существует «черный список» иностранцев, которым запрещен въезд в Россию и Беларусь. В нем около 1,5 млн фамилий. Основную часть этого списка сформировала РФ, Беларусь же внесла туда только около 100 тыс. нежелательных особ.

Однако в этой истории с С. Жаданом выясняются удивительные детали. Украинский писатель, по информации милиции, находится в этом списке с 2015 г. Тем не менее, в том году он дважды беспрепятственно посещал Минск. И в этот раз он свободно пересек границу, и никто его не остановил. Возникает естественный вопрос: если он находится в стоп-листе, то как его пропустили пограничники? В их базе данных есть все фамилии граждан, въезд которым в Беларусь запрещен.

Кстати, подобная история произошла 1 февраля с журналистом украинского телеканала «Общественное телевидение Донбасса» Виталием Сизовым, который приехал в Минск на заседание трехсторонней контактной группы, и его уже здесь задержали и объявили о запрете на въезд в Беларусь.

Что это за странный стоп-лист, которого не имеют пограничники? Вероятнее всего, в этом документе фамилий С. Жадана и В. Сизова просто нет, поэтому они спокойно въехали в Беларусь. Тогда остается единственная версия: их пытались выслать из страны уже после въезда по наводке российских спецслужб. Хорошо бы провести журналистское расследование, чтобы выяснить, кто дал приказ превратить всемирно известного писателя в террориста. А если уж ставить вопрос совсем прямо, то хотелось бы знать, кто из высших чинов белорусских силовых структур работает на российские спецслужбы? Думаю, президенту это должно быть тоже интересно.

И здесь очень кстати вопрос о суверенитете Беларуси. Зачем нашей стране единый «черный список» с Россией? РФ сегодня вступила в конфликт со многими странами мира (США, ЕС, государства Ближнего Востока и пр.). Визовая война, запрет на въезд политиков, журналистов из этих стран — это часть общей политики конфронтации. И зачем нам участвовать в этих российских войнах, вступать из-за России в конфликт со странами, с которыми у нас дружеские отношения? Сегодня совершенно очевидно, что общий стоп-лист с РФ противоречит задачам внешней политики Беларуси. Ибо, например, высылки украинских граждан по наводке России вызывают регулярные скандалы в отношениях Минска с Киевом. Случались неприятные эпизоды из-за этого и в отношениях с другими странами.

Жизнь полна парадоксов. На прошлой неделе Беларусь продемонстрировала свой суверенитет, экстрадировав из Беларуси в Азербайджан блогера с тройным гражданством Александра Лапшина. Но эта демонстрация независимости получилась весьма странной и загадочной. От такого проявления суверенитета хочется плакать.

Так называемое преступление А. Лапшина заключается в том, что он посетил Нагорный Карабах, который Азербайджан считает своей территорией. Проблема в том, что этот человек является гражданином трех стран: России, Израиля и Украины. Два первых государства активно выступали против высылки своего гражданина в Азербайджан. Весьма жестко протестовала Армения, у которой свой взгляд на юридический статус Нагорного Карабаха.

Таким образом, высылкой А. Лапшина в Азербайджан официальный Минск испортил отношения с Россией, Арменией, Израилем и, возможно, Украиной. И все это ради чего? Только ради сохранения хороших отношений с Азербайджаном? Овчинка не стоит выделки.

В любом случае для официального Минска от этой акции дипломатических потерь больше, чем выгод; минусов больше, чем плюсов.

Тогда зачем? Лукашенко на пресс-конференции 3 февраля ситуацию с Лапшиным прокомментировал так: «Когда этот вопрос появился, я смотрю — вот есть такой человек. Поручаю МИДу: слушай, чтобы не было скандала, попробуй согласуй с министрами иностранных дел Израиля, России и Азербайджана, чтобы он не стал каким-то заложником. Если Израиль, Азербайджан и Россия договорятся, мы сделаем, как они договорятся. А договариваться никто не захотел».

Если перевести этот немного завуалированный ответ с дипломатического языка на обычный, то, на мой взгляд (моя гипотеза), ситуация выглядела так. Арестовав А. Лапшина по запросу Азербайджана, А. Лукашенко выставил его на аукцион: кто что может дать? Однако здесь белорусский президент ошибся. Никто не захотел платить («договариваться никто не захотел»). В результате глава Беларуси попал в собственную ловушку, перехитрил самого себя.

Что в такой ситуации оставалось делать? Сказав «А», нужно говорить «Б». Если человек уже арестован и выкупать его никто не захотел, и, по словам А. Лукашенко, «это уже стало достоянием гласности», то ничего другого не оставалось, как передать его Азербайджану.

Что в сухом остатке? Очевидный дипломатический прокол. А. Лукашенко заигрался в геополитику и проиграл.

Президент Беларуси настойчиво акцентировал внимание на том, что он поступил по закону. Означает ли это, что создается прецедент, и теперь Беларусь будет выдавать грузинскому правосудию собственных граждан, которые посетили Абхазию, или украинскому — тех людей, которые ездили отдыхать в Крым?

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Ток-шоу с самим собой

Богатые тоже плачут

Катализатор перемен

Запоздалое открытие мира