• Погода
  • +18
  • EUR3,1436
  • USD2,6411
  • RUB (100)3,4298
TOP

«Ложка меда»

В конце января в СМИ появилось сообщение, поразившее мое воображение. В Минске на улице Лобанка водитель троллейбуса зажал дверями пассажира и протащил несколько метров. Инцидент попал на камеру видеорегистратора. Знаете ли вы, граждане, что в случае попадания в аварию в общественном транспорте вы имеете право на страховые выплаты даже за ушибы (допустим, сильно зажало руку дверями), не говоря уже о переломе?

По словам очевидца ДТП, он, свидетель, посигналил. А после того как водитель троллейбуса остановился, подошел к нему и рассказал о случившемся. Однако тот даже не подошел к пострадавшему и уехал с места аварии.

По словам пострадавшего, он поздно опомнился, что надо выходить. В результате мужчина серьезно повредил руку. Она была вся в крови.

По информации ГАИ Фрунзенского района, на место ДТП инспекторов никто не вызывал.

Image 5745

В последующем версии очевидца ДТП и представителя «Минсктранса» сильно разошлись. Согласно данным служебного расследования, получалось, что никто ничего не видел, не было просьб вызвать «скорую» или ГАИ, а водитель — не так уж и виноват. После инцидента дисциплинированно остановился, вышел на остановочный пункт, но пострадавшего уже не было. В салоне людей тоже не было. Поэтому водитель принял решение о дальнейшем движении.

Примечательно, что об инциденте на предприятии узнали из новостей. Сам водитель троллейбуса № 13 об этом на работу не сообщил.

Представитель «Минсктранса» проинформировал общественность, что водителя накажут лишением премии, чтобы, мол, прочувствовал. Вину за водителем руководство признает: он не убедился в окончании посадки-высадки пассажиров и начал движение. А как насчет его обязанности вызвать ГАИ и «скорую», а также помочь упавшему человеку? На записи хорошо видно, что это был старик с палочкой.

Я больше склонна верить стороннему очевидцу ДТП как лицу незаинтересованному. Кроме того, он предпринял хотя бы какие-то активные действия, чтобы защитить интересы пострадавшего.

…и я ее пожалела

К сожалению, мы не знаем алгоритма правильных действий при авариях с участием общественного транспорта. А надо бы. Потому что в подобных ситуациях наши права хорошо защищены государством.

Мне приходилось попадать в различные инциденты на дороге с участием общественного транспорта. И каждый раз я действовала по-разному. Поначалу. Пока не узнала, как надо поступать. Поделюсь опытом, потому что мои познания могут кому-то пригодиться.

В 80-е годы, когда после отпуска по уходу за ребенком я приступила к работе, как-то замешкалась при посадке в трамвай. Пропускала всех — и старушек, и молодушек. Не люблю «толпиться». И оказалась последней при посадке.

Водитель закрыла двери и начала движение трамвая, когда я одной ногой ступила на нижнюю ступеньку… Разумеется, я рухнула спиной на асфальт и начала вынужденное движение вместе с трамваем. Дверями мне зажало левую ногу, и трамвай проволок меня метров пятнадцать, если не больше. Мы с трамваем «ехали», а люди внутри стенали на разные голоса (даже мне было слышно!) и тщетно взывали к водителю, стуча в дверь ее кабины. Напрасно, водитель только прибавляла ходу, понимая, что происходит что-то не то и на нервах жала на «газ» вместо тормоза. Хотя какой там «газ» в трамвае? В общем, ускорялась с перепугу.

Мой «ангел-хранитель» сработал как надо. Я была в старенькой шубке и поэтому ехала, как на салазках, по зимней скользоте. К счастью, я шагнула на ступеньку левой ногой, а не правой. Иначе меня бы обязательно развернуло, и я бы наверняка осталась без одной ноги. Если бы от меня вообще осталось что-то, пригодное для дальнейшей жизни.

Когда трамвай все-таки остановился, я влетела в салон и на стрессе накричала на перепуганную вагоновожатую: «Вы что, совсем ослепли и не видите, что зажали мне ногу?!» На что та тихо ответила: «Извините, я вас не увидела…». Этим она меня обезоружила.

И все-таки в тот день я позвонила в трамвайный парк с претензиями. Еще бы, мой маленький сын мог тогда остаться без матери! Но мне рассказали, что девушка — первый день за рулем. Первый день она вела трамвай самостоятельно. И я ее пожалела. Не стала писать жалобу.

Стой на своем

Зато написала и не отозвала жалобу, когда однажды в двадцатиградусный мороз мы с мужем и двухлетним сыном сели в такси на остановке. А таксист, совсем молодой человек, узнав, что ехать недалеко (километра полтора), отказался нас везти и потребовал освободить машину. Но следующая машина появилась минут через двадцать-тридцать. Водитель не имел права высаживать занявших места трезвых пассажиров с совсем маленьким ребенком. Где и кем воспитывался такой человек, я потом никак не могла себе представить.

Я записала номер машины и письменно обратилась с жалобой в таксопарк. А мальчик оказался непростой. Чей-то родственник. Ко мне домой заявились директор предприятия, парторг и профорг. Стали умолять забрать жалобу. Мол, уволят молодого человека. Жалко…

Я спокойно объяснила, что его и надо уволить. Такой не имеет права работать с людьми. И, возможно, я его «кармически» спасаю от чего-то худшего. Неизвестно, что такой юноша может сотворить с кем-то совсем беззащитным. Бросит ночью какого-нибудь старика замерзать на улице… Так и ушли от меня просители, несолоно хлебавши.

Алгоритм действий знать должен каждый

И, наконец, информация прикладная. Знаете ли вы, граждане, что в случае попадания в аварию в общественном транспорте вы имеете право на страховые выплаты даже за ушибы (допустим, сильно зажало руку дверями), не говоря уже о переломе?

В 2011 году я обратилась в подобной ситуации за выплатой и получила сумму, эквивалентную 300 евро.

А дело было так. Еду в трамвае, везу болеющей маме приготовленную домашнюю еду. На перекрестке трамвай резко подрезает машина. Водитель применяет экстренное торможение. Стоящие в салоне люди, как кегли, сыплются друг на друга. У меня инерцией торможения отрывает руку от стойки (кажется, будто плечо вырвано из сустава), а дальше я лечу по воздуху параллельно полу. Лечу, лечу… Почти как на картинах Шагала.

Наконец приземляюсь. Повезло. Падаю на «кучу малу», уже сложившуюся из пассажиров на полу трамвая. Снизу — молодая женщина. Поверх нее — аккуратная старушка в белом пальто. А поверх всех — я в толстой-толстой дубленке. Почему-то одела ее именно в этот день. Спасибо дорогому «ангелу-хранителю».

Выгребаемся из кучи. Пострадали все трое. Иду к водителю, прошу остановить трамвай, вызвать ГАИ и «скорую». Что тут началось!

В подобных ситуациях не следует давать слабину и поддаваться давлению пассажиров, требующих продолжать движение. Ведь они-то не пострадали. Наслушаетесь, конечно, в свой адрес хамских выкриков и пожеланий. Ну да ладно, знаем, где живем… Это Беларусь, детка!

Минут через сорок подъезжают одновременно «скорая» и милиция. Передав «скорой» на руки наиболее пострадавшую бабушку, иду в милицейскую машину. И тут молодая женщина просит уступить ей очередь на составление протокола — она опаздывает на работу. Я уступаю, выхожу из машины и жду на обочине.

Сильно болит голова. Понимаю, что мама волнуется, вызываю такси и еду к ней. Хорошо, что мои товарки по несчастью внесли в протокол, что была и третья пострадавшая. Если бы я не покинула место происшествия, дальше государственные органы все оформили бы без меня. «Скорая» зафиксировала бы ушибы, ГАИ передала бы данные по инстанции.

А так мне потом пришлось самой с проездным билетом (его или прокомпостированный талон надо сохранять) ехать в трамвайный парк. Потом в милицию. Потом — в Новинки, фиксировать ушибы. Затем — в страховую компанию. И только потом — получать компенсацию за страховой случай.

И все участники этой «цепочки» были вежливы и ответственны. Работали как часы. Особенно — страховщики.

Из недостатков: в законе не предусмотрена компенсация за повреждение одежды. Недочет…

Более подробно все о процедуре компенсации за травмы при инциденте в общественном транспорте можно почитать в интернете в соответствующих нормативных актах. Сегодня могут быть уже другие суммы. Но алгоритм действий знать должен каждый. И обязательно вызывайте «скорую» и ГАИ, даже если вы сами не пострадали, а поранился кто-то другой. Как тот пассажир из троллейбуса № 13. На шоке человек может не почувствовать травмы. А если ему необходима именно экстренная помощь?

Во всяком случае, об этой «ложке меда» в нашей бочке дегтя я не могла вам не рассказать. Спасибо и за малые радости. Теперь вы будете знать, как правильно, с пользой для пострадавших в аварии на транспорте следует действовать.

Ольга Абрамова

Читайте также:

Справедливость и/или закон?

Стена

Хроника пикирующего ЖКХ