TOP

Первый, кто судился из-за декрета о «тунеядцах»

Новость, о которой знают многие: суд в Гомеле стал на сторону «тунеядца». Создан прецедент, теперь многие смогут защитить свои права. Кто же он, этот смелый человек?Он, если можно так сказать, обычный белорус. А в эпицентре внимания оказался из-за гражданской позиции: принял решение отстоять свои права в суде против государства, чтобы доказать — он, Александр Семенов, не тунеядец! И не был таким никогда… 

Тут не обойтись без автобиографических подробностей.

Итак, ему 52 года, имеет 28 лет трудового стажа и две специальности: инженерную плюс «маркетинг и менеджмент на рынке товаров и услуг». Александр 12 лет проработал в «Гомельхлебпроме», с нуля начинал строительство 4-го хлебозавода, после запуска предприятия возглавил отдел торговли, для чего и получил второе высшее образование.

— Но после двенадцати лет работы меня выкинули из «Хлебпрома»: пришла новая метла… Знаете, как бывает: хочешь не хочешь, а «уйдут», раз уж сильно захотелось кому-то, — рассказывает он.

Потом работал в «Облторгсоюзе» заместителем директора, дальше — в России: в Брянске торговал продуктами питания.

А с конца 2013 года — официально безработный.

Такой статус никоим образом не устраивал активного, энергичного, грамотного специалиста. Разослал, как он говорит, «миллион резюме» с акцентом на торгово-экономическую деятельность. Опытный менеджер по продажам продуктов питания куда только ни обращался! Например, в знаменитую «Бабушкину крынку». Масса звонков, собеседований — но все без толку.

Ладно, раз не получается по официальной линии, пробовал просить помощи у друзей, знакомых, приятелей, одноклассников…

Тут периодически появлялись проблески надежды: например, поступило предложение стать директором частной строительной фирмы. Лестно, но почувствовал: не потянет.

Когда появился декрет, начал еще активнее искать работу, просился буквально везде.

— В центр занятости стыдно обращаться: ты как бы идешь за милостыней, ведь работы там не предлагают, — вспоминает он.

Александр — семьянин: супруга Елена 15 лет работает воспитателем в детском саду, выросла дочь Катя — уже начала профессиональную карьеру. И что интересно, дочь уговаривала: папа, заплати и забудь!

Но папа после долгих сомнений решил сделать все по-своему:

— Получив «письмо счастья», вспомнил все свои старые обиды и ощутил несправедливость происходящего: ну какой я тунеядец?! Пошел к другу, которому тоже пришло письмо. Обсудили. Решили: не будем платить, это какое-то вымогательство, государственный рэкет!

— А на что вы, собственно, надеялись?

— Надеялся на то, что работаю на своем земельном участке: есть свидетели, есть результат… Ну, войдут в положение, объективно оценят ситуацию и освободят от этого несправедливого налога. В декабре, когда озвучили новые изменения в декрет, настроение ухудшилось. Новый год: праздник не состоялся… Как решил — так и поступил. Кстати, на это решение здорово повлиял пример кандидата в президенты Татьяны Короткевич. Я за нее когда-то голосовал, а сегодня она меня поддерживает.

— Почему проигнорировали ваш труд на участке?

— Слишком уж много ловушек для тех, кто работает на земле. Иные для начала оформляют землю под строительство, а потом оказывается, что огород не в счет, что прописанным нужно быть в «огороде», хотя при всем том у нас вроде нет института прописки…

— И в результате?

— В результате обратился к правозащитнику Леониду Судаленко и с его помощью подготовил документы в суд. Так сказать, один против государственной несправедливости. Об этом появилась информация в СМИ, был создан прецедент. Беспрерывно звонят со всей страны. Просят помощи, консультации. Оно и не мудрено: многие теперь крутятся, как вьюны на сковородке…

— Как на ваш суд реагируют друзья, знакомые, соседи?

— Доброжелательно. Ощущаю крепкую искреннюю поддержку. Все оказалось не так и страшно, как в самом начале. Уверен: все, кого постигла такая же участь, как меня, должны подавать в суды.

Это все равно будет дешевле: судебная повестка стоит одну базовую, а не 20, которые нужно заплатить по декрету. Во время судебного процесса оплата сбора откладывается. Пока судитесь, можно выиграть несколько месяцев, а никто ведь не знает, что за это время станет с декретом…

Анна Сестричкина