TOP

«10 —12 лет тюрьмы за «пыль в кармане» — это слишком»

Жестокие сроки за распространение наркотиков активно стали давать после принятия декрета № 6 в конце 2014 года. Документ должен был защитить страну от массового распространения спайсов. И статистика «посадок» после этого резко пошла вверх. Но в реальности за решетку попадают школьники и студенты, крупные дилеры на свободе. 

Если не считать фигурантов «Дела семнадцати». «Мы не говорим, что наши дети невиновны. Но 10—12 лет тюрьмы за «пыль в кармане» — это слишком», — пыталась доказать свою главную мысль депутатам и чиновникам мама молодого наркомана. Ее сын получил 11 лет колонии за дозу в кармане.

Что делать, чтобы все-таки бороться с наркоманией, а не с уже больными наркоманами, обсудили на «круглом столе» в Минске. На мероприятие оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» пришли не только оппозиционные политики и родители заключенных, но и представители парламента, ГТК, госкомитета судебных экспертиз, психиатры. Не было только силовиков.

Image 5771

— Принятые законодательные меры общество сегодня поддерживает, но правоприменительная практика страдает. Она часто не соответствует принципам справедливости, — согласился зампредседателя парламентской комиссии по законодательству Максим Мисько.

По мнению депутата, законодательство нужно менять и добавлять в антинаркотическую 328-ю статью Уголовного кодекса новые пункты. Предложения уже подготовлены и будут обсуждаться с правительством. Для крупных дилеров и рецидивистов ничего не изменится. Сроки могут снизить лишь тем, кто попадается в первый раз с небольшими дозами на так называемом бытовом сбыте во время совместного употребления.

Image 5772

Что было?

Проблема наркомании в Беларуси была всегда. Но с 2012 года количество преступлений, связанных с распространением психотропов, резко пошло вверх. За 2013-й — плюс 20 процентов, за 2014-й — еще плюс 46% к прежней цифре. Такая статистика получилась не только благодаря работе милиции, но и из-за активного распространения спайсов. До 2009 года они были вполне легальны и продавались в обычных магазинах под видом курительных смесей.

Потом спайсы запретили. Но к тому времени на сравнительно дешевый наркотик уже довольно серьезно подсела молодежь, и спайсы стали основной частью наркорынка Беларуси. Экстренные меры начали придумывать после массовых смертей от этих синтетических смесей: за 2013—2014 годы от передозировки умерло 146 человек.

Напугать наркоторговцев решили серьезной ответственностью. Быстро был принят антинаркотический декрет, после чего ужесточили и Уголовный кодекс. Ответственность за распространение прописали с 14 лет, а максимальные сроки за сбыт увеличили до 25 лет.

Что получилось?

Статистика за 2016 год позволяет правоохранительным органам отчитываться о позитивных итогах ужесточения законодательства: торговцев наркотиками стало меньше. В прошлом году они зафиксировали 6374 преступления, тогда как в 2015-м — 7268. Но радоваться рано. Показатели «докритичного» 2013-го в разы меньше.

Позитивные показатели фиксирует и Минздрав: количество официальных наркозависимых снижается. Сегодня в стране их зарегистрировано 8600. Еще около пяти тысяч человек находятся под профилактическим наблюдением. Но это только официальная статистика. Она учитывает лишь тех, кто сам пришел к врачу с проблемой.

— Эти цифры не отражают истинного положения дел. Чтобы понять более-менее реальную картину, то по международным стандартам эту цифру смело можно увеличивать в 5—8 раз, — говорит руководитель Республиканского центра мониторинга и превентологии РНПЦ психического здоровья Алексей Кралько.

По его словам, обращаться к медикам наркоманы стали реже.

— Возможно, на это влияет и слишком жесткое законодательство, и наркоманы боятся возможной ответственности, — обращает внимание Алексей Кралько.

В то же время Министерство обороны фиксирует увеличение наркозависимых среди молодежи. Из-за употребления запрещенных препаратов с каждым годом негодными к службе в армии признают все больше парней.

— Декрет № 6 был направлен против крупных воротил наркобизнеса, однако на скамью подсудимых начали попадать ребята 14—25 лет с незначительными объемами, — обратила внимание лидер «Движения матерей 328» Лариса Жигарь. — Наркотики победить нельзя, поскольку настоящие воротилы не пойманы.

— У нас понастроили ледовых дворцов. Хорошо. Но пускай абонемент в этот спортзал не стоит в три раза дороже, чем спайсы. Тогда уже часть проблемы решится, — высказывались другие родители.

С тем, что проблема не решена и огульные «посадки» на серьезные сроки не помогают, сегодня согласны и депутаты. В прошлом году они исследовали проблему и нашли пробел в законодательстве. Оказалось, что нынешний Уголовный кодекс не дает возможности милиции заниматься ранней профилактикой проблемы.

— Они поймали молодого человека с одной дозой — и сразу сажают в тюрьму на восемь лет. А, по-видимому, для зависимых должно быть так: поймали, пригрозили, посадили ненадолго или дали условный срок — и наблюдайте за ним, — считает заведующий отделом по обеспечению деятельности парламентской комиссии по законодательству Игорь Лапеко.

Где основные пробелы?

Еще родители осужденных обратили внимание депутатов и чиновников на то, что на контрольные закупки наркотиков государство тратит огромные деньги. Но те методы, которыми сотрудники милиции выявляют преступников, не всегда направлены на борьбу с проблемой. Иногда еще ее провоцируют.

Схема такая. Например, наркоману Иванову, который сотрудничает со следствием, выделяют 500 рублей на покупку наркотиков. Он передает эти деньги знакомому и такому же зависимому Петрову, который покупает им дозу на двоих. Они вместе употребляют запрещенный препарат. За помощь милиции Иванова освобождают от ответственности. Петров получает до 15 лет тюрьмы.

Image 5773

Проблема и в том, что наркоманы-информаторы могут сотрудничать со следствием по нескольку лет и безнаказанно подводить под статью десятки людей.

— Получается, что человека искусственно спровоцировали купить, а потом сбыть запрещенный препарат. Ну какой наркозависимый устоит от дозы, когда ему дают на это те же 500 рублей?! — задали риторический вопрос депутатам активисты «Движения матерей 328». — Это больные люди. Их надо лечить, а не сажать в тюрьмы.

Родные осужденных уверены, что таким образом сотрудники милиции лишь зарабатывают себе премии и очередные звездочки на погоны за раскрытие особо опасных преступлений.

Правозащитники проанализировали десятки приговоров осужденных за наркотики. Очень часто суды признавали распространением даже сбыт психотропов «в неустановленном месте в неустановленное время неустановленному лицу». Юристы говорят, что такая формулировка не может считаться составом преступления. Более того, такой неконкретный довод не может разбить ни один адвокат: потому что он не знает, какой факт ему оспаривать.

Что предлагают сейчас?

«Движение матерей 328» вместе с юристами и правозащитниками подготовили свои предложения в парламент. Среди прочего они предложили прописать в Уголовном кодексе разную ответственность за разный объем наркотиков: значительный, крупный и особо крупный. МВД уже не согласилось с этим.

«Это может создать для наркодилеров легальную возможность снижения наказания путем дробления сбываемого крупного количества наркотиков на более мелкие партии. Поэтому реализация данного предложения является излишней», — ответили силовики.

Родители уверены, что нужно расширить 328-ю статью и более детально прописать ответственность за разные преступления. Тогда следствию и судам будет проще принимать объективные решения.

Зампредседателя парламентской комиссии по законодательству Максим Мисько эту инициативу поддержал. Не высказали возражений и представители правоохранительных структур.

По мнению депутата, необходимо разграничить наказание за сбыт наркотиков, от которого продавец получает деньги, от того, когда зависимые люди употребляли запрещенные препараты вместе.

— Действующие нормы приводят к тому, что подростки, попавшие под влияние плохой компании и единожды совершившие это преступление, попадают в тюрьму на запредельно длительные сроки. Осознание ими безысходности и нереализованность потенциала приводят к деградации личности и перелому психики, — высказал мнение Максим Мисько.

Депутаты будут настаивать на снижении нижнего порога наказания для тех, кто попался в первый раз и с небольшими дозами.

— Мой сын после задержания просидел три дня в КПЗ, и это было ему уроком. Три месяца, пока шло следствие, он был дома, ничего не нарушал, говорил, что свой урок уже получил. А в итоге его все равно посадили на 8 лет, — со слезами на глазах рассказывала депутату Светлана, мать одного из осужденных по 328-й статье.

Чтобы обсудить эти проблемы, участники «круглого стола» договорились встретиться еще раз.

TUT.BY