TOP

«Холостые выстрелы»

Почему предприниматель из Волковыска Николай Автухович, в отличие от оппозиции, не испытывает эйфории от протеста «тунеядцев»? Сядет ли он за «круглый стол» с властями? 

— Оппозиция охвачена эйфорией от массовых выступлений против декрета о «тунеядцах», которые вы считаете «холостым выстрелом». Почему выбиваетесь из «хора»?

— Сколько можно наступать на одни и те же грабли? Разве у оппозиции не было времени на выработку эффективной тактики? Страна хоть на шаг продвинулась вперед по вопросам прав человека и демократии?

Понятно желание иных многолетних «лидеров» использовать протестные настроения. Но делают они это совершенно бездарно: ставят бесперспективные задачи и цели. А люди ждали и ждут большего. Но чего ждать, если два десятка лет на сцене одни и те же персонажи, одни и те же действия?

Зато режим за прошедшие годы окреп настолько, что прежние методы борьбы с ним не приносят никаких результатов. И не принесут, если трезво не оценить ситуацию. Те, кого вы называете оппозицией, просто хотят, чтобы народ сделал революцию и привел их к власти. Но даже случись такое гипотетически, то кому понадобятся политики, от которых 20 лет не было толку?

Вообще, первым за «тунеядцев» вступился профсоюз РЭП, а не политики. Геннадий Федынич выполнял свой профессиональный долг, в Минске и в регионах работали члены его профсоюза. Политики не очень скромно приклеились затем к этой акции, а потом и вовсе решили возглавить ее.

В Гомеле без политиков митинг получился народным. Там выступали обычные люди и говорили именно голосом народа, а не заезженными лозунгами. И для власти это намного опаснее, чем традиционное политвещание в Минске.

Марш прошел, пар выпущен… Да, люди почувствовали прилив адреналина, а дальше? Какова цель протестов? Такие акции только на руку власти.

— Как в этих условиях достучаться до людей?

— Акции, не приносящие должного эффекта, заставляют задуматься — стоит ли идти следующий раз на улицу или же лучше сидеть дома? Политическая работа требует глубокого содержания, а не пустой говорильни.

— Вы довольно много ездите по стране: каково мнение народа о своей жизни и о власти?

— Наш народ очень терпеливый и пытается просто выжить. Людей приучили не возмущаться, чтобы не нажить себе новых проблем. Вот и терпят…

— Чем отличается жизнь в больших городах и провинции?

— В регионах стало очень много безработных. Есть должности даже в государственных учреждениях, где получают меньше двухсот рублей. Но при этом все умудряются выживать.

В столице жизнь иная: много дорогих машин, кафе и рестораны не пустуют. Разница существенная, хотя немало минчан экономят даже на еде.

— Сеансы психотерапии вроде «Большого разговора» на народ больше не воздействуют? Или пропаганда в глубинке сильна, как всегда?

— Нет, почему же. Стали меньше смотреть телевизор и слушать то, о чем там талдычат. Люди понимают, что власти нужны только деньги.

— Сейчас заговорили о возможном политическом «круглом столе» — он нужен?

— Все эти разговоры лишь для того, чтобы сбить протестные настроения. Меня удивляют призывы оппозиции сесть за стол переговоров с властью. Вы ничего не забыли и не попутали, господа? Увы, оппозиция привыкла всегда и везде выступать от имени народа. А он даже не знает, кто и что говорит от его имени.

— Беларуси, как никогда, нужно национальное примирение, особенно перед лицом новых угроз…

— Кроме внешних угроз, у нас есть и внутренние проблемы, которые для большинства сегодня на первом месте. В Беларуси осталось мало семей, чьи родственники не попали бы в тюрьмы. Или кого не коснулась бы «забота» государства. Народ обозлен на власть.

Нужно учесть и то, что памяркоўнасць белорусов ставит на первое место личные интересы и только потом — гражданский долг. Кроме того, в Беларуси проживает очень много россиян и пророссийски настроенных белорусов, которые тоже не пойдут отстаивать независимость.

Наверху, видимо, надеются на то, что внешние угрозы могут объединить белорусов. И отвлечь тем самым внимание от перезревающих проблем, которые сами и создали.

Ну, вот как, например, мне садиться за стол переговоров с людьми, которые лишили меня бизнеса и свободы, мою дочь — детства, жену и мать — здоровья, о каком примирении с такими может идти речь?

— Зачем власти менять Конституцию — уже в четвертый раз?

— Не просто так появилась эта идея… Зондируется реакция общества на новый референдум, нужный исключительно для удержания статус-кво. Вертикаль, конечно, думает о самосохранении: как же не думать!

А чего ждет «оппозиция», я уже говорил…

Юрий Дубина

Читайте также:

«Все свои гонорары я получал книгами»

Андрэй Мельнікаў: Я чалавек, а не функцыя

Культура — в «очереди угроз»