TOP

Судьба тенора

У Михаила Рачкова есть фото: его выступление на международном конкурсе «Славянский базар». И главное на снимке — глазищи: горящие, вдохновенные, не от мира сего... 

У Михаила Рачкова ДЦП. Страшная болезнь, однако надо жить… Вопрос лишь в том, как — активно или пассивно. Здесь все зависит от конкретного человека. Недалеко от меня живет тоже инвалид, и у него тоже ДЦП. Однажды видел, как он нес из магазина бутылку водки. Человеку было наплевать на все: в милицию точно не заберут, а мнение окружающих не слишком волнует.

Где родился, Михаил не сказал. А рос в доме-интернате для детей с особенностями психофизического развития в Щучине. Он не хочет вспоминать этот период своей жизни. Обронил лишь с горечью:

— Я прошел через все это…

В том «походе» смекалистый паренек увидел: весь мир против тебя. Потому что ты не такой: не так ходишь, не так говоришь. Ты — не такой… Выход? Смириться или поискать нечто в себе — то, что называют талантом. Но не всякий сможет открыть его. Во-первых, лень, а во-вторых, таким, как Михаил, хотя бы пенсию принесут вовремя…

Он выбрал поиск: в 15 лет начал потихоньку петь. А сейчас ему 29. И за плечами — ряд выступлений на многих конкурсах.

Image 5778

— Сначала было страшновато. Я ведь на костылях, и когда выступал, многие в зале плакали… Ну, я же понимаю, почему… Вот, мол, парень молодой, а такой… Короче, они меня жалели. Только жалость — это не мое.

На «Славянский базар» Михаила Рачкова отправило городское общество инвалидов. Там исполнил «Алесю» Игоря Лученка.

О родителях Михаилу Рачкову говорить трудно:

— Почти ничего не знаю о них. Через долгие годы помогли найти мать. Понимаете, ей врачи сказали, что я умер. Из сочувствия, чтобы не мучилась… Меня нет, я не существую! И вдруг — ваш сын жив! Она ответила: не верю…

В Гродно Михаил живет в общежитии. Работает продавцом-консультантом обуви: окончил колледж бытового обслуживания населения. Живет с другом: познакомились еще в доме-интернате.

Друг теперь тоже учится в колледже. У него другая, тоже нерадостная история: родители отказались от него. Правда, теперь все же общаются. Хотя принимать участие в его судьбе не торопятся.

Друзьям дали общежитие. Что касается квартиры, то это отдельный разговор.

Михаил стоит в очереди на социальное жилье. Правда, очередь слишком большая, в ней 16 тысяч человек. Тут нужно заметить, что Гродно — не столица.

— В колледже, где я учился, мастер сказала, что квартира в следующем году будет, — с легкой надеждой говорит Михаил.

У него сейчас мечта: эх, получить бы и найти работу на дому! В задумках заняться компьютерами. Или работать диспетчером, принимать звонки и передавать. Это нормальная работа. К тому же небольшой приварок к пенсии по инвалидности. Но есть проблема.

— Меня не везде хотят принимать, — с горечью говорит Михаил. — Посмотрят и — до свидания…

Ничего не меняется под луной. В том смысле, что если ты инвалид, то работу найти практически невозможно. А может, и прав тот инвалид с ДЦП, который купил бутылку водки? Может, прав был Сергей Довлатов, когда писал: «Я столько читал брошюр о вреде алкоголя, что решил бросить…читать».

Еще Михаил хочет заниматься пением: видит, как реагируют люди. Его всегда хорошо принимают. Между ним и залом сразу возникает духовная связь.

— 2 декабря прошлого года я выступал на гала-концерте, аккомпанировал Игорь Лученок. Такое не забывается…

* * *

Вот такая судьба у Михаила Рачкова. В общем, типичная история нашего времени. Кстати, в интернете много его песен. Если интересно, входите в сеть «ВКонтакте», смотрите и слушайте. Думаю, понравится. Кстати, его участие в «Славянском базаре», таком сложном и заметном конкурсе, — уже подвиг. Не люблю высокие слова, но в этом случае они подходят.

Сергей Шевцов