• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Послание у пропасти

Нынешнее президентское послание, в отличие от предыдущих, проходило на совершенно новом историческом и социально-политическом фоне. Появился новый признак кризиса белорусской модели. Экономический кризис перерос в социальный, тысячи людей по всей стране вышли на улицы с протестом. 

И это стало отражением неприятия большинством населения существующего социально-политического статус-кво. А. Лукашенко получил тяжелую моральную и психологическую травму. Пришлось применять грубую силу, чтобы нейтрализовать протесты его собственного электората.

И вот, едва оправившись от шока, президент вышел на трибуну. Можно было ожидать, что он отойдет от привычной схемы послания, решится на искренний разговор с народом, скажет, что я знаю выход из того тягостного положения, в котором оказались все мы, идите за мной, я предлагаю серьезные перемены в своей политике…

Но, увы. Об уличных акциях народных протестов А. Лукашенко упомянул только в том контексте, что их и дальше будут жестко душить вне зависимости от того, как на это реагирует ЕС. Будут продолжаться репрессии и против СМИ, которые их освещают.

Хоть скороговоркой А. Лукашенко признал, что «мы находимся у опаснейшей черты», можем легко скатиться в пропасть. Непонятно только, кто виноват в этом.

Если говорить о том, что же предлагает президент в смысле выхода из кризиса, кроме того, чтобы бить дубинкой всех по голове, то нас ждало разочарование. Главный пафос послания — никакой либерализации, никаких реформ. При этом президент сослался на мировые тенденции: «В мире отвергается либерализм. Америка отказалась от него и идет поиск новой идеи».

А. Лукашенко категорически отвергает требование МВФ о реформировании госсектора. Никакого разгосударствления, никакого банкротства нерентабельных предприятий. «Не надейтесь на приватизацию, не надейтесь, что мы отпустим бразды. Пока я президент — этого не будет», — заявил А. Лукашенко. Надо, по его мнению, в очередной раз провести модернизацию госпредприятий за счет государства. Опыт госинвестиций в деревообрабатывающей отрасли ничему не научил.

В качестве образца президент поручил сделать экономической витриной страны Оршанский район, который нужно «поднять из руин и пепла». Понятное дело, за счет остальных регионов. В чем смысл такой потемкинской деревни, не совсем понятно.

А. Лукашенко по-прежнему ставит задачу заставить работать 350 тыс. неработающих людей. Потому что, по мысли президента, все они потенциальные преступники, «на них клеймо нельзя поставить». Вот так одним махом превратил сотни тысяч граждан, многие из которых потеряли работу не по своей вине, оказались в трудном положении, в преступников, пусть и в будущих. А чтобы заставить их работать, надо использовать советский опыт. Т. е. то, что сейчас делают местные органы власти: предлагают безработным собирать камни на полях, чистить улицы и пр.

А еще жесткий контроль за ценами. Никаких рыночных механизмов, конкуренции.

Короче, ничего нового. Выход людей на улицы ничему не научил А. Лукашенко, он по-прежнему видит рецепт не в экономических, а в административных мерах. У нас, по его мнению, создана хорошая система, надо заставить ее работать. Вопрос, почему 20 лет это не получается, не ставится. И почему падает объем инвестиций? Тоже ответа нет.

Сейчас готовится декрет о либерализации бизнеса. Но и здесь президент предупреждает, что мы не должны потерять контроль и управление над экономикой.

Как обычно, не обошлось без курьезных заявлений. Например, что чернобыльские районы стали цветущим краем. Или что «по качеству оказания медицинских услуг Беларусь выходит в мировые лидеры».

Или вот еще. Нужно перенести начало занятий в школе на 9.00, потому что так удобно. Кому? То, что это неудобно большинству работающих отцов — неважно.

Цифра о 160 тыс. беженцев из Украины не подтверждается официальной статистикой. Но она уже много раз используется в пропагандистских целях.

А еще нам предложили белорусское образовательное ноу-хау: 2 часа студент должен обучаться в аудитории, остальное время — у станка или в поле. И вообще, задачки в учебниках не должны быть сложными. И больше физкультуры.

А. Лукашенко вернулся к прежней риторике в отношениях с ЕС. Интересно, что когда читал заготовленный текст, то говорил, что мы заинтересованы в нормализации отношений с Евросоюзом. Но, оторвавшись от бумажки, президент дал волю накопившемуся раздражению и сказал все, что он думает о Европе. Прежде всего, он призвал к экономической войне с Евросоюзом. Вот так нормализация отношений!

Именно в этом сюжете прорвалось на поверхность все раздражение от акций нетунеядцев. Травматическая реакция вылилась в жесткую полемику с ЕС по вопросам демократии. Давно из уст А. Лукашенко не звучало такой идеологической ненависти к европейским ценностям. Такого языка вражды он давно уже не использовал. При этом он не защищался от обвинений в нарушениях прав человека в ходе подавления уличных протестов, а нападал. Он обвинил страны ЕС в либеральничаньи по отношении к своим гражданам. Дескать, почему вы их не душите, так как мы? Как вам не стыдно! Ведь весь Европейский континент пылает! А все потому, что у европейских политиков не хватает чего-то в нижней части тела.

Таким образом, можно делать вывод, что отношения с ЕС начали замораживаться. И это стало реакцией политического руководства Беларуси на народные протесты. А. Лукашенко пришел к выводу, что либерализация и нормализация отношений с Западом — вещи несовместимые. Критику ЕС он воспринял очень болезненно. Судя по всему, вообще любую критику теперь, после акций нетунеядцев он принимает очень остро. Накануне президент полемизировал с российскими СМИ. Для политически травмированного человека всякое внешнее недовольство его действиями является болезненным.

Таким образом, будем «загнивать» и дальше. Только более интенсивно. Это и есть главное послание белорусскому народу.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Посттравматический синдром

Вынужденная дружба

Неразорвавшиеся снаряды

Ставка на страх