TOP

Дон Кихот. Но против АЭС, а не мельницы…

Когда белорус один на один с собой, он скорее склонен быть против строительства у нас атомной станции. Ведь в подсознании всегда присутствует чернобыльская беда. Но стоит публично задать вопрос: «Ты за или против?», как белорус заговорит языком телевизора. Языком государственной пропаганды... 

Будто спит сегодня «Астравеччына — край дарагі», как написал некогда на обложке книги про свою родную сторону писатель Адам Мальдис. Не протестуют его земляки против строительства, даже не высказывают опасений. Пожалуй, кроме одного человека. И он хорошо известен общественности: это Николай Уласевич.

Сельский житель, из Ворнян. Бывший учитель географии в деревенской школе. Но он может мыслить масштабно, чувствовать себя не только ворнянцем, но гражданином своей страны, ответственным за ее судьбу. Гродненский активист Владимир Хильманович сравнил как-то Николая Уласевича с Дон Кихотом, который буквально бросается с копьем, но уже не на ветряные мельницы, а на АЭС.

Сам Уласевич скромно заметил тогда, что называть его большим борцом не стоит. Он это воспринимает скорей как комплимент. А на деле если кто и пытается по-настоящему эффективно влиять на ситуацию, то это соседняя Литва. Как раз его пригласили тогда в Вильнюс на дискуссию о Белорусской атомной. Сам Николай Уласевич считает: полностью безопасных атомных станций нет и быть не может.

Он изначально назвал то строительство преступлением. Вспоминает, как в начале 2008-го трудовые коллективы района, население стали обрабатывать: «Когда 16 августа в «Астравецкай праўдзе» был на весь разворот опубликован материал «Островецкая АЭС: что день последующий нам готовит?», я понял — по существу выбор уже сделан…»

Буквально за пару дней подготовил свой материал в ответ: «Островецкая атомная — это преступление». И занес в редакцию. Не напечатали. Дальше возникла антиядерная инициатива.

Что с ней сегодня? Николай Уласевич вынужден признать: многие испугались репрессий и отошли в сторону. Стройка продолжается и остановить ее уже невозможно. Она идет к завершению. От этого могут руки опуститься.

Но только не у нашего героя. Когда в прошлом году «бразнули» оболочку реактора, он выложил информацию в фэйсбуке. И она после этого разлетелась. Ну, а потом была замена кожуха реактора. И новый позже стукнули о столб на станции Славное. Властям пришлось оправдываться. Более того, сам президент вынужден был реагировать. Заказали новый кожух. И все это, можно сказать, благодаря Николаю Уласевичу.

Можно ли считать в связи с этим, что теперь ситуация стала более открытой? В том числе благодаря усилиям активиста? Возможно, отвечает он без оптимизма. Но только немножко… Во всяком случае, за забором стройки велели, чтобы никаких разговоров с Уласевичем никто не вел!

И обидно, с одной стороны, а с другой — в этом запрете некое признание и подтверждение: даже один энтузиаст может не просто бороться с системой, но и добиваться определенных результатов.

Павел Заневский

Читайте также:

Ходили короли в гродненскую баню или нет?

Выживать в провинции все тяжелее…