TOP

Гродно видит насквозь…

Да, именно так: историк Чернякевич для меня человек, который видит свой родной город, как говорится, буквально насквозь. Почему, вы спросите, я так думаю? Все очень просто: ему известно, как называлась та или иная улица раньше, где, по какому адресу и когда жил тот или иной известный человек. 

Я допускаю, что когда Андрей Чернякевич идет по улицам в исторической застройке, мысленно он может как бы видеть сквозь стены. Кто жил, как выглядела комната изнутри, какие фотографии висели на стенах, какие стояли на полках книги. Уточним: историк изучил межвоенный Гродно, то двадцатилетие, о котором сведения под обложками наших учебников были весьма скудные. Вроде и времена не слишком далекие, но — несоветские, буржуазные, польские, а посему для изучения не подходящие. Если, понятно, речь не шла о забастовочной борьбе.

«Памяць пра Гродна. Матэрыялы да біяграфічнага слоўніка постацей міжваеннага горада 1919—1939 гадоў» — так называется книга, написанная Андреем Чернякевичем. Ее издало местное частное издательство «ЮрСаПринт». Там описано около тысячи человек! Жителей довоенного Гродно. Автор перечитал газеты с 1919 до 1939 года, использовал десятки иных печатных источников. Коллеги сразу сошлись во мнении, что новую книгу возможно сделать частью будущей энциклопедии Гродно, потребность в которой давно назрела. И эту работу осуществил один человек. Впервые рассказал о жителях города того времени — белорусах, поляках, евреях, русских.

Раньше, если писали о городе под властью поляков, то — о забастовках, судах, о классовой борьбе. Что было, то было. Но существовала и другая жизнь. Кафе, спектакли, футбол, выходили местные газеты… Увы, о повседневной жизни нам не было известно почти ничего. И вот этот пробел восполнен: в книге множество польских военных, биографии, судьбы, одна интереснее другой. Много врачей, священников, футболистов, актеров.

Судьбы, судьбы, судьбы…

Историк нашел сведения о Вацлаве Баере, преподавателе Варшавского университета, который одно время жил в Гродно. Этого человека, оказывается, выдвигали на Нобелевскую премию.

Витольда Геруту считают основателем школы баскетбола в Гродно. Около десяти раз он становился чемпионом Польши, после войны участвовал в Олимпийских играх. Казимир Опалинский, известный актер, взял в аренду городской театр, ставил спектакли, снимался в кино.

Генерал Леопольд Окулицкий служил в Гродно. Известен тем, что был последним командующим Армии Крайовой, его расстреляли в Москве на Лубянке.

Или возьмем следующего генерала, Станислава Мачека. Командовал польской танковой дивизией, что наступала на немцев в Арденнах.

В книге Чернякевича собраны все, о ком удалось найти сведения: судьи, полицейские, начальники тюрьмы, а также и преступники. Книга получилась необычная. Ему удалось создать многоликий портрет довоенного города. В частности, множество биографических данных и о представителях еврейской общины. Мало кому удалось уцелеть после трагических событий последней войны.

В некоторых случаях автор показывает судьбы нескольких членов одной семьи. Например, Владимир Федорук, директор белорусской школы при поляках, активно участвовал в работе белорусских организаций, был заметной фигурой. Считается, что после прихода Красной Армии в 1939 году попал в НКВД и дальнейшая его судьба неизвестна. Его сын Леонид был известным в Польше спортсменом. В 1939-м участвовал в боях против немцев, затем попал в советский плен, в печально известный лагерь в Козельске. Но выжил, позже служил в армии генерала Андерса. Воевал в Италии под Монте-Кассино, погиб, был похоронен на кладбище в Лорето.

Кстати говоря, Андрей Чернякевич написал и о тех людях, кто похоронен в Гродно. По его книге сведения о своих родных, своих корнях, могут найти многие. Во всяком случае, книга точно поможет в поисках.

Историк оказал также неоценимую услугу гродненцам, белорусским патриотам, в конце концов, исторической науке, издав книгу «Нараджэнне беларускай Гародні». Мы привыкли к словам «Гродно — вторая столица БНР», но что за ними стояло на самом деле? Андрей Чернякевич создал довольно исчерпывающую картину событий: самый конец 1918-го — первая половина 1919 года. Что тогда происходило в Гродно, как отстаивались национальные права белорусов в последующее время, как польская власть этому серьезно противодействовала.

Андрей Чернякевич был также одним из авторов двух больших книг о своем городе. «Біяграфія гарадзенскіх вуліц: ад Фартоў да Каложы» и «Гродназнаўства. Гісторыя еўрапейскага горада». Предмет «Гродноведение» изучался в школах города факультативно. Но властям не все понравилось в книге. В результате некоторые авторы пострадали, остались без работы. Доцент Чернякевич, кандидат исторических наук, оказался за дверями любимого университета имени Янки Купалы.

Антон Ковалевич

Читайте также:

Сделала своим домом Гродно

«Лекарь» апостолов

Опальный профессор