• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

«Ритуальные танцы» вокруг модернизированных предприятий

Государственная модернизация в принципе не может быть эффективной. Чиновники распоряжаются чужими деньгами, и понимают, что даже если где-то что-то не получится — не из своего ж кармана придется деньги вынимать.

23 июня в Борисов приезжал глава правительства Андрей Кобяков. Он посетил несколько предприятий, в том числе два проблемных: хрустальный завод и ОАО «Борисовжилстрой» (домостроительный комбинат).

У этих двух предприятий, несмотря на разные сферы деятельности, есть много общего. Оба подверглись модернизации, после которой оказались в трудном финансовом положении.

Кобяков, ознакомившись на месте с ситуацией, сделал несколько оптимистических заявлений. Суть их сводится к тому, что каждому из предприятий будет оказана поддержка в соответствии с комплексом мер, который разработает правительство. Иными словами, премьер пообещал модернизированным заводам спасение и дал надежды на новую счастливую жизнь.

Насколько оправданны такие надежды? Известный экономист, руководитель центра Мизеса Ярослав Романчук бросает ложку дегтя в бочку позитива, наполненную государственными СМИ, освещавшими визит премьера:

— Мне неизвестно ни одно предприятие, которое лично Кобяков и правительство спасли. Вместо того чтобы признать свои ошибки, провести децентрализацию, банкротство и приватизацию, идет банальная накачка деньгами, откладывается принятие важных решений. Кобяков совершает ритуальные танцы вокруг предприятий, которые можно назвать коммерческими трупами.

Отметим, что если домостроительный комбинат скорее жив, чем мертв, то в отношении хрустального завода, вот уже пятый год находящегося в состоянии банкротства, оценка Романчука вполне справедлива.

Как умирал хрустальный…

Официальный срок санации хрустального завода закончился 1 июля 2017 года. Эта дата определена экономическим судом Минской области, в ведении которого с мая 2013 года находится дело о банкротстве завода.

С той поры завод и подвергается процедуре санации, срок которой уже продлевался благодаря вмешательству Совмина. Однако сколько веревочке не виться, продлять санацию бесконечно нельзя.

Что случилось с одним из старейших промышленных предприятий города, основанным еще в 1898 году минским купцом Кабановым?

Случилась модернизация. Началась она в 2007 году по решению правительства.

В инвестиционный проект производства медицинского стекла вложили 58 млрд неденоминированных рублей. В конце концов, с неоднократными срывами сроков в 2009 году на заводе были созданы мощности по выпуску 125 млн ампул в год. Но в итоге продукция оказалась дорогой по сравнению с зарубежными аналогами и, стало быть, невостребованной.

Проблемы накапливались, к 2013 году модернизированное предприятие задолжало поставщикам сырья и энергии 78 млрд руб. То есть значительно больше, чем было вложено в модернизацию. Расплатиться не представлялось возможным, началась процедура банкротства.

В Комитете госконтроля, который проводил проверку, заявили, что главная причина случившегося в том, что «производство запустили на авось, не продумав цепочку поставок ампул от производителя до потребителя».

Домостроительный комбинат как источник вечного позитива

Модернизация ОАО «Борисовжилстрой» (ранее оно называлось домостроительным комбинатом) несколько лет служила для государственных СМИ источником исключительно позитивных новостей.

Инвестиционный проект, начавшийся в 2008 году, должен был завершиться к декабрю 2010 года. Об этом сообщалось по радио, ТВ и в газетах. Затем с теми же бравурными нотками сообщалось о предстоящем завершении модернизации в 2011-м, а затем в 2012 году и так далее.

Но красную ленточку тогдашний премьер М. Мясникович перерезал только 30 июня 2014 года. То есть модернизация продолжалась в три раза дольше запланированного срока.

В ОАО «Борисовжилстрой», более 90 % акций которого принадлежат государству, вбухано значительно больше денег, нежели в государственный хрустальный завод — 103 млрд неденоминированных рублей.

Возможно, именно это обстоятельство позволило не скатиться сразу после модернизации к банкротству. В 2015 году ОАО было даже прибыльным, хотя и попадало в черный список должников по заработной плате. Перебои с выплатой заработанного продолжались и в текущем году.

После завершения модернизации у предприятия возникли сложности с расчетами по кредитным обязательствам. Так объяснило происходящее БелТА и процитировало Кобякова: «Тем не менее, здесь есть выход, продукция предприятия востребована, на нее есть заказы. Мы наметили ряд мер для финансового оздоровления с возможной реструктуризацией финансовых обязательств, которые существуют у предприятия в связи с проектом по модернизации».

Может ли государственная модернизация быть эффективной

Будут ли успешными, как выразился Романчук, «ритуальные танцы» вокруг модернизированных предприятий? По мнению экономиста, спасение модернизированных предприятий само по себе абсурд. Хотя для коллективов этих заводов это, конечно же, благо.

— Борисовские предприятия получат очередную порцию вливаний, для работников этих предприятий это, конечно, хорошо. И местному бюджету будет немножко хорошо. Но я не вижу какого-то просчитанного, продуманного плана оздоровления. Потому что это абсурд, когда ты спасаешь модернизированное предприятие. Ты либо не знаешь, что такое приватизация, либо вообще не знаешь, как ею управлять. Так что ничего нового. Все старое, советское, прогнившее…

Впрочем, контуры некоего плана в отношении хрустального завода Андрей Кобяков все же обозначил. Как проинформировало БелТА, будет «развиваться выпуск стеклянной трубки, основными потребителями будут белорусские производители медпрепаратов. Что касается непосредственно хрустального производства, то глава правительства считает, что завод может успешно заниматься выпуском цветного хрусталя».

— Мы предполагаем решить ряд технологических проблем, и это производство тоже может быть окупаемым, — сказал премьер и добавил: — В ближайшее время решения будут приняты, начнется их реализация. Может быть, хрустальный завод будет называться по-другому, но само производство в Борисове будет.

Из этих слов можно сделать вывод, что хрустальный завод имени Дзержинского все-таки прекратит свое существование, а на его производственных площадях возникнет с чистого листа новое предприятие, а возможно, и целых два. Белорусских производителей лекарств заставят покупать борисовское ампульное стекло, а для организации производства цветного хрусталя, вероятно, дадут еще денег.

Экономист, заместитель председателя ОГП Лев Марголин согласен, что спасение модернизированных борисовских предприятий для его работников — благо. Однако эти усилия в результате будут тщетными. Государственная модернизация в принципе не может быть эффективной.

Но ведь частники тоже ошибаются!

Частный инвестор тоже ошибается и далеко не всегда принимает эффективные решения. Но он рискует своими деньгами. Ошибся он, где-то что-то не учел, не рассчитал, значит, кроме него никто не страдает, разъясняет свою точку зрения Лев Марголин:

— В нашей ситуации чиновник распоряжается чужими деньгами. И уже на этапе проектирования он понимает, что даже если где-то что-то не получится — не из своего ж кармана придется деньги вынимать. Вторая проблема в том, что на любом крупном государственном проекте появляются десятки желающих получить личную выгоду, откаты и т.д. Ничего этого не происходит, когда инвестор частный.

С этим утверждением вполне согласуется и мнение Ярослава Романчука:

— Нужна смена экономической модели, смена управления, смена формы собственности.

Перемены назрели, но «ритуальные танцы» продолжаются.

Павел Могилин, ex-press.by