• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Ход Статкевичем

8 сентября в Минске прошла оппозиционная акция, посвященная очередной годовщине битвы под Оршей (1514 год). В кругах национально-демократической оппозиции эта дата считается Днем белорусской воинской славы.

Сама по себе акция под руководством Николая Статкевича прошла привычно, была похожа на прежние уличные митинги и шествия оппозиции и по формату, и по количеству участников. Однако оппозиционное мероприятие имело весьма важный политический контекст, отличающий его от традиционных действий оппонентов режима. Оно состоялось накануне белорусско-российских военных учений «Запад-2017», которые привлекают значительное внимание международного сообщества, особенно соседей, вызывают большой ажиотаж.

Дело в том, что само по себе празднование Оршанской битвы, в ходе которой войска Великого княжества Литовского разгромили армию Московского государства, по своей природе носит антироссийский характер. Ныне же, с учетом того, что российские войска уже прибыли на территорию Беларуси для участия в учениях, акция оппозиции имела отчетливо выраженный протест против России. Что и было зафиксировано на плакатах, в выступлениях, речевках участников митинга и шествия. И как раз этот контекст учений придал оппозиционной акции гораздо больший, чем обычно, политический масштаб.

Накануне учений в заявлениях белорусских и зарубежных политиков звучит много алармистских прогнозов, предрекающих чуть ли не оккупацию Беларуси российскими войсками, угрозу агрессивных действий РФ против соседей.

На этом фоне количество участников акции было своеобразным барометром, показателем отношения белорусского общества к опасениям по поводу учений «Запад-2017». С учетом того, что в митинге и шествии участвовало около 300 человек, барометр показал, что белорусы не испугались угрозы оккупации, они не верят в какие-то радикальные сценарии. Причем, не только общество в целом, но и даже оппозиционная общественность. На акции было мало известных оппозиционных политиков, общественных деятелей.

Но еще более интересен другой аспект, а именно – отношение властей к этой оппозиционной акции. Казалось бы, теперь, когда союзные российские войска находятся в Беларуси, власти должны были бы продемонстрировать максимум гостеприимства, не допустить малейшего проявления антироссийских действий. Белорусское руководство и так не жалует публичные выступления оппозиции. А уж теперь, в присутствии дорогих российских гостей, оно, казалось бы, готово было согнуть в дугу любые публичные выражения нелояльности к России со стороны своих политических противников. В начале, вроде бы, к такому развитию событий и шло дело.

Главный организатор и вдохновитель уличной борьбы оппозиции Микола Статкевич призвал граждан прийти 8 сентября на Октябрьскую площадь, чтобы отпраздновать День белорусской воинской славы и протестовать против присутствия в Беларуси российских войск. Весной власти целенаправленно изолировали, арестовывали этого политика накануне акций, которые он объявлял. И, казалось бы, все идет по такому же сценарию и в этот раз. Следите за датами.

9 августа Статкевича заочно судили, приговорив к 15 суткам административного ареста за шествие 3 июля. Заметьте, больше месяца после якобы нарушения закона власти чего-то ждали и вот вдруг вспомнили. Но задержали его не сразу, а только 26 августа. Ждали 17 дней.

26 августа Статкевича арестовали, с учетом того, чтобы как раз 8 сентября он был за решеткой и не смог возглавить акцию. Логика нехитрая и понятная. И уже во время пребывания Миколы за решеткой ему добавили еще 5 суток, якобы за акцию 30 марта. Скорее всего, протокол о якобы нарушении закона оформили задним числом. Как обычно, все очень искусственно и грубо. Дескать, пусть посидит 20 суток, пока не начнутся учения, чтобы не мешал белорусско-российскому «братству по оружию».

И вот здесь, как раз в момент, когда Статкевич был за решеткой, вдруг на вершине властной пирамиды что-то резко поменялось. Начали происходить странные и удивительные события. В политическом руководстве почему-то было принято решение не препятствовать акции 8 сентября. Она зачем-то понадобилось А. Лукашенко.

После 5 суток ареста Миколу неожиданно выпускают, забыв о его оставшемся сроке. «Где еще 15 суток?», – спрашивал удивленный Статкевич. Но теперь сценарий властей радикально изменился.

8 сентября Микола опасался, что его арестуют на подходе к Октябрьской площади, где была запланирована акция, и поэтому даже просил журналистов его сопровождать.

Но ничего не случилось. Проведению оппозиционного мероприятия никто не мешал. Не закрывалась, как это обычно делается во время подобных акций, ближайшая станция метро. На протяжении всей акции поблизости не наблюдалось милиции в форме. Не было, как это обычно происходит, милицейской машины, из громкоговорителя которой раздаются призывы к гражданам разойтись, поскольку митинг не разрешен горисполкомом. Никого из участников акции не задержали, и даже не было составления протоколов о нарушении закона о массовых мероприятиях. Замечу также, что в этот день официально разрешили и митинг КХП-БНФ в другой части Минска. Полный разгул демократии. Чудны дела твои, Господи.

Что бы все это значило? Существует несколько версий такого странного поведения властей, которые, по большому счету, не противоречат друг другу.

Прежде всего, возможно, А. Лукашенко хочет поехать на саммит Восточного партнерства, который состоится 24 ноября 2017 года в Брюсселе. Поэтому он вынужден демонстрировать ЕС, что в Беларуси царит полная свобода, нет никаких политических репрессий. Но этот фактор далеко не полностью все объясняет.

Думаю, все же надо искать причины такого хода властей в контексте белорусско-российских отношений. Вполне вероятно, что А. Лукашенко хочет напугать В. Путина белорусскими националистами. Дескать, если не будешь поддерживать меня, то у нас есть свой «Правый сектор», к власти может прийти Статкевич, вот посмотри, какие они страшные и антироссийские.

Но вполне возможна и противоположная версия. Нельзя исключать, что и сам А. Лукашенко напуган теми алармистскими предсказаниями, что Россия хочет воспользоваться учениями, чтобы захватить Беларусь по крымскому сценарию. В таком случае ход Статкевичем означает предупреждение Москве. Дескать, смотри, у нас есть отчаянные ребята, они в случае чего пойдут в партизаны, и тогда, как говорил президент Беларуси еще в 2004 году, «Россия получит здесь вторую Чечню, и это будет Чечня в квадрате».

Кажется, сейчас возникла такая редкая ситуация, когда интересы политических оппонентов совпали.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Учения раздора

О школе с козами и коровами

Транзитное дежавю

Политический паноптикум