TOP

Неугодные люди

Принципиальная учительница из Светлогорска ушла в правозащитную деятельность.

Как изменилась жизнь Елены Маслюковой из Светлогорска, с которой в 2014 году по идеологическим причинам не продлили контракт? Учитель года с 32-летним стажем работы в какой-то момент перестала устраивать белорусскую систему образования.

Елена Маслюкова работала в средней школе № 10 Светлогорска. Ее выбирали лучшей учительницей района, награждали грамотой Гомельского областного управления образования. Но с нею не продлили контракт. Идеологов не устраивало многое: Елена активно критиковала бумажную работу, которой нагружают учителей, принудительную подписку на государственные газеты. А еще и она, и ее супруг Тельман Маслюков являются членами Партии БНФ. Вот что она говорит:

— Мне супруг сказал: «Я тебе разрешаю поскучать по школе только две недели. После этого надо идти дальше». Я пробовала обратиться в отдел образования, чтобы мне предоставили работу. Мне ответили, что места историка нет. А если я так хочу работать, то меня могут устроить воспитательницей в детский сад. Но, чтобы воспитывать маленьких детей, нужно соответствующее образование и квалификация. Я же все-таки учительница истории и обществоведения. Как я поняла, для меня места в школе уже точно не будет. Так что не жду звонка с предложением вернуться.

Image 6183

Сейчас у Елены другая жизнь, связанная с правозащитным центром «Весна». Скучать по школе не приходится, хотя бывшие ученики не забывают ее. По словам Елены, правозащитная деятельность позволила посмотреть на нарушения прав учителей под другим углом. Ее бывшие коллеги регулярно высказывают недовольство школьными реформами, учебниками. В ее лице видят своеобразную «жилетку», которая и выслушает, и подскажет, и защитит.

— Наши учителя, к сожалению, очень неграмотные в вопросах своих прав, прав человека в целом и законодательства. Не все могут защитить себя. И не очень стремятся к этому. Присутствует и страх.

Одно из основных нарушений прав учителей — принуждение администрации к выполнению несвойственных профессиональных обязанностей. Много побочной работы, которая не оплачивается. Много лишней писанины, которая в школе не нужна. Учителя соглашаются все это делать. Но кто же будет вас защищать, если вы сами себя не защищаете? — спрашивает Елена.— Солидарность в учительской среде как будто есть, но и нет ее. Мои коллеги всегда при встрече говорили: «Елена, нам очень стыдно, что мы не пошли тебя защищать». Я могу их понять, они живут в таких обстоятельствах. У многих нет мужей, надо растить детей, нужна работа. Многих загнали в ситуацию безысходности. Это я другая. Для меня принципиальны мои взгляды. Я сказала администрации сразу, что ни свою фамилию, ни взгляды я менять не буду. В анкете на участие в конкурсе «Учитель года» я указала, что являюсь членом Партии БНФ. Своих учеников я учила быть открытыми, учила анализировать информацию. Система не принимает таких людей.

— Есть ли у вас рецепт для белорусской школы, чтобы поднять статус учителя?

— Дать им свободу! Не загонять в рамки. На уроках учитель может делать все, что угодно: танцевать, петь, рисовать. Главное — ученики должны получить знания. Когда учитель профессионал, а вы же взяли профессионала на работу, то дайте ему свободу действий. На моих уроках звучала даже музыка, но ни один ученик за мою педагогическую практику никогда не имел плохих оценок на экзамене. ЦТ сдавали даже те, кто затылком ко мне сидел чаще, чем лицом. Жаль, что приходят в школу некомпетентные учителя. Случайные. Ученики, которые плохо учились в школе, при низких конкурсах идут туда, где их берут. То есть в педвузы. А потом приходят — и, хвастаясь степенью магистра филологии, пишут с ошибками, которые я, историк, исправляла. И вот такие учителя тоже учат детей…

— У Светлогорска сложился имидж не очень успешного города, мягко говоря. Как вам видится жизнь в городе?

— Жить в Светлогорске стало хуже. Не могу сказать, что в этом виноваты наркоманы или кто-то еще. Нормальные люди здесь живут. И ученики у меня были хорошие. Но многие уехали из страны и не хотят возвращаться.

— Часто говорят, что во всем виновата школа и учителя — не досмотрели. Что думаете о роли учителя?

— Не надо вешать на учителя все! У моей коллеги был случай с учеником, которого поймали на спайсах. В прокуратуру она ходила как на работу, а не родители. Немцы в этом плане абсолютно правильно говорят: мой ребенок пошел в школу, чтобы получить знания, учитель должен его научить, а не воспитывать. Воспитание — это исключительная прерогатива семьи. Когда семья не воспитывает, ни один учитель не сможет воспитать. Да и кто мне дал право вмешиваться? Я могу воспитывать его через свой предмет косвенно, через исторические примеры. Но основной груз должен лежать на семье.

— Сейчас груз идеологического воспитания повесили на школу…

— Я всегда была категорически против этого. Если мы говорим, что политика должна быть за пределами школы, так и должно быть. Если в школе не разрешают быть скаутам, то в школе не должно быть ни пионеров, ни октябрят, ни БРСМ. Школа — учреждение, которое учит детей учиться. Идеологического пресса не должно быть.

Анастасия Александрович, «Белорусский партизан»