TOP

Камо грядеши?

Это старославянский язык, означает — куда идешь? Действительно, куда мы идем? Выражение я вспомнил, когда нашел в старой куртке несколько использованных талонов на проезд. Это, товарищи, уже история, наша и нашего государства. Два первых талона стоили по 3000 рублей, один — 4500, еще один — уже 5000 рублей…

Потом была денежная реформа. Если не ошибаюсь, сначала талон стоил 55 копеек, потом 60, теперь 65 копеек. В экспрессах билет стоит 80 копеек. Что будет дальше? Рубль на горизонте? Не люблю давать ответов. Все равно народ умнее меня.

Разговор с умным строителем

На остановке рядом со мной стоял невысокий крепкий мужчина примерно моих лет. Краем глаза увидел, что его что-то напрягает. Сейчас, думаю, спросит относительно погоды, надо сказать, отвратительной. И он спросил. Но о другом:

— Слушай, сколько завтра будет доллар? Не в курсах?

— Да черт его знает. Наверное, два рубля с копейками. А что? Долларов вагон и маленькая тележка?

— Да тут, понимаешь… Сам я уже на пенсии. Ты, видно, тоже?

— Мне еще как медному котелку — пять лет, — отвечаю.

— Сам я строителем был, а сейчас на пенсию вышел. Маленько денег скопил. Вопрос мой такой: какой завтра будет курс доллара?

Спросил и замолчал. Я тоже не знал, о чем говорить.

— В магазин пойдешь — все дорожает, — продолжил он после паузы. — А рубль дешевеет. Это ж понятно, если товар дорожает, то рубль дешевеет, так?

— Да вы прямо экономист…

— И что мне теперь делать? В рублях хранить опасно — полететь может рубль. Вот я и думаю: может, в доллары перевести? Или в евро?

Долларовые откровения отставного строителя меня немного напрягли. Спросил лишь бы спросить:

— А что, строители неплохо зарабатывали?

— Когда это было?! Я строителем всю жизнь проработал. Было время, что и по 10—15 миллионов зарабатывал. А теперь знаешь сколько? 500—600 рублей! И всё — потолок! Вот смотрю по телевизору: приглашаются строители всех специальностей в Республику Беларусь! Это как понимать? А так, что наши работяги видят, сколько им платят, и бегут куда-нибудь…

— А у вас большая пенсия?

— 320 рублей. Вот на эти рубли нам с женой надо жить. Слава Богу, у детей свои семьи, сами выкручиваются… Пойдешь в магазин, а там полный дурдом: половина товаров дороже, чем было вчера. Вижу, что рубль дешевеет. Так мы тут при чем?! А тебя, если избрали, так сделай так, чтобы мы жили хорошо. А не можешь …

Тут подошел троллейбус, наша интеллектуальная беседа закончилась. В троллейбусе хорошо думается. Вот я и задумался. 320 рублей, конечно, не деньги. Поэтому строитель на пенсии, наверное, подрабатывает, мужик он еще крепкий. А как выходят из положения другие, кому «халтура» не улыбается, а пенсия — 200—250 рублей? Общество все резче, все отчетливее разделяется на богатых и бедных.

Так всегда было. Были умные и дураки, были веселые и грустные, были добрые и злые. Были те, кто лучше и быстрее могли убить мамонта. Были те, кто его только поедал. Неравенство заложено в природе человека. От этого никуда не уйдешь… Лукашенко попытался создать социальную сказку. В очередной раз ничего не вышло.

«В одну телегу впрячь не можно осла и трепетную лань…» Кажется, Пушкин?

«Ночь. Улица. Фонарь. Аптека…»

Вот и Александр Блок вспомнился.

Должен признаться, что я инвалид 3-й, рабочей группы. То есть работать могу, хочу и буду работать. Чтобы делать это более-менее сносно, я должен каждый день выпивать на ночь два вида таблеток. Поэтому и аптека.

Тут надо кое-что объяснить. Один вид таблеток производится в Прибалтике, другой — в Чехии. Словом, импорт. Аналоги производятся и в Беларуси. Кажется, в Борисове. Импортные, конечно, дороже. Но я предпочитаю все-таки импортные — они лучше. Проверено на себе.

В этом смысле я не патриот, а просто человек. Как-то я проехал три подряд аптеки. В двух нужного лекарства не было вообще. В третьей мне предложили препарат отечественного розлива. Раздосадованный, высказался вполне определенно:

— Не надо. Пусть их… сами знаете, кто пьет…

Мое замечание вызвало в очереди живой отклик:

— Что это вы такое говорите? Он здоровый, он таблеток не пьет!

— Таких, какие мне предлагают, конечно, не пьет. У него лучше. Я его вообще-то не выбирал.

— Мы его выбрали! Мы!

Ну и так далее, в том же духе…

А ведь они действительно его выбрали. Такое впечатление, что выберут еще раз. Почему? А давайте вспомним средний возраст жителей Беларуси. Вспомним, чего хотят люди в таком возрасте. Тишины и покоя. Никаких криков и возмущений, никаких «площадей». «А на кладбище все спокойненько…» Продолжать?

Кому он тут нужен…

Ввиду табачного кризиса, когда почти исчезли дешевые белорусские сигареты, пришлось их искать. Нашел. Частный магазинчик в жилом доме. Там думают о покупателе. Обо мне, в частности.

Ближе к телу, как говорил Остап Бендер. Через день там торгует молодой человек. Сразу обратил на него внимание: красивый, высокий, видно, умный и неординарный человек. Шутку понимает. Скорее всего, у него за плечами высшее образование. На второй или третий раз все же решился спросить:

— Почему вы работаете в этом зачуханном магазинчике? Как-то не сочетается…

Молодой человек снисходительно улыбнулся, вздохнул:

— Да, не вы первый спрашиваете. Я уже привык. У меня высшее образование. О профессии говорить не хочу… Короче, я нашел работу по специальности за границей. Сейчас коплю деньги на первое время и жду.

— Чего ждете?

— Когда скопится нужная сумма и когда позвонят оттуда.

— А… здесь?

— Кому я тут нужен? Мне здесь жизни не будет все равно, это я четко усвоил. Так что заходите, желтая «Корона» пока еще есть. А меня скоро не будет, ха-ха…

Что можно добавить? Камо грядеши…

Сергей Шевцов

Читайте также:

Какое государство мы построили?

Инвалид и его проблемы

Сердечная недостаточность

«Не ганьбіце свой род. Будзьце людзьмі»