TOP

Сына ей никто не вернет. А теплое слово может поддержать…

После гибели солдата-срочника в Печах в «Снплюс» стали приходить письма от родных и знакомых других военнослужащих, погибших в мирное время. Большинство из них мы опубликовали. А совсем недавно в редакцию пришла минчанка Мария Григорьевна Альферович, пришла поделиться непреходящим материнским горем – ее сын погиб еще в начале 90-х.

Мария Григорьевна рассказала, что вопрос о дедовщине в армии стала поднимать еще с 1992 года, когда ее сын Александр был призван в армию и попал в Печи. Сына, по ее словам, сразу же перевели в Сморгонь. Потом он попал в Засимовичи, еще спустя какое-то время в Лиду. Здесь солдат срочной службы Александр Альферович был убит сослуживцем во время смены караула. Это произошло 7 мая 1994 года. По версии следствия, солдат-караульный Чернышов, балуясь на посту с автоматом, как это нередко случается, дослал патрон в патронник. А потом, оставив пост, пошел навстречу смене караула. На свою беду караульных разводил Альферович. До «дембеля» ему оставалось два дня. Своего автомата у него в этот момент не было. Однако Саша нес в руках автомат рядового Ванюшина — без магазина. Он в шутку направил оружие на Чернышова. В ответ тот снял свой «калаш» с предохранителя и выстрелил… Пуля оказалась смертельной.

Положенной пенсии матери солдата не назначили. А ведь Саша был единственным сыном Марии Григорьевны, воспитывала она его после развода с мужем одна.

У мамы солдата своя правда о гибели единственного сына. Многие годы она обивала пороги военного ведомства, чтобы добиться честного и тщательного расследования . Но в лучшем случае ее лишь вежливо выслушивали, а бывало, что просто выставляли за дверь.

Представьте себе материнское горе. 23 года она не знает покоя. Написала сотни писем, побывала в сотнях высоких кабинетов. И лишь о двух случаях, когда к ней отнеслись внимательно, по-человечески, вспоминает без обиды, с теплотой. Много лет назад ее лично выслушал и помог тогдашний министр обороны Павел Козловский. А много позже пришел домой и поговорил с ней полковник Макаров. И все… Остальные военные и гражданские чиновники присылали ей пустые формальные отписки, а при личных встречах старались побыстрее избавиться от назойливой солдатской матери.

— В 2013 году я заказала ремонт надгробия на могиле сына, который 8 мая 1994 года был похоронен на Михановичском кладбище за счет пожертвований солдат, прапорщиков и офицеров воинской части, — рассказывает Мария Григорьевна. — Памятник из мраморной крошки и старая ограда пришли в негодность, поскольку могила находилась около свалки, рядом с водосточной трубой, сточные воды размывали могилу. До этого я обращалась в КУП «Спецкомбинат» с просьбой произвести ремонт надгробия могилы сына. От меня потребовали уплатить в кассу спецкомбината 4 миллиона 618 рублей. Так как работниками комбината был произведен некачественный ремонт, я потребовала возврата денег, но мне было отказано. И только в судебном порядке мне удалось добиться экспертизы, судебный эксперт установил завышение объемов ремонтных работ…

И снова для солдатской матери начались хождения по кабинетам, череда судебных заседаний. Дошло до того, что ее попытались обвинить в незаконном захоронении сына и незаконном захвате земли на Михановичском кладбище.

— Не нашла я поддержки и у министра обороны Равкова, — продолжает Мария Григорьевна. — Я обратилась к нему как члену правительства на личном приеме в Совете Министров 21 декабря 2016 года. Он переслал мое заявление в нарушение закона «Об обращениях граждан» в другие инстанции, на бездействие которых я указывала, и предоставил сведения, сколько положено земли защитнику Отечества под захоронение его тела.

В редакции есть копия ответа министра обороны матери погибшего солдата. Все в этом документе вроде бы правильно. Но тот, кто сочинял его, подсунул министру на подпись правильно подобранные слова, но без души, без сострадания. А ведь именно эти человеческие эмоции то, что нужно сегодня убитой горем немолодой женщине. Сына ей никто не вернет. А вот теплое слово может поддержать, дать хоть немного сил и энергии.

Виктор Гавриленко