TOP

Зачем нам знать, сколько у нас войска?

100-летний юбилей Вооруженных сил Беларуси позади, но пищи для размышлений дата дала немало. Например, о численности национальной армии.

23 февраля Минобороны Беларуси сообщило, что численность военнослужащих белорусской армии составляет 46482 человека. Оставим пока эту цифру в покое.

Для начала напомним о том, как менялась динамика численности белорусской армии в последние годы. Так, без малого два года назад министр обороны Беларуси Андрей Равков, выступая в Палате представителей, сообщил, что штатная численность армии на 1 марта 2016 года составила 64932 человека. В том числе: 14502 офицера, 6850 прапорщиков, 25671 солдат и сержант, 3502 курсанта, т.е. 50525 военнослужащих. В армии также числились 14407 человек гражданского персонала. Ранее, в октябре 2015 года, Александр Лукашенко заявлял, что белорусская армия насчитывает 65 тысяч человек.

Если сравнивать численность военнослужащих в 2016 году и в текущем, то получается, что армия ужалась на 4043 «штыка». Проводилась оптимизация тыловых и обслуживающих структур, за счет чего наращивалась численность боевой компоненты. Так что сокращения возможны, и все же они не просматриваются.

Например, возьмем призыв на военную службу: если весной 2014 года было призвано на срочную службу в Вооруженные Силы 6,5 тысячи человек и еще 1 тысяча на службу в резерве, то осенью 2017 года эти показатели составили 7,5 тысячи и 1,5 тысячи соответственно. Всего за 2015—2017 годы средние показатели призыва составляли свыше 7 тысяч человек — на срочную службу и 1—2 тысячи — для службы в резерве во время каждой кампании. Таким образом, количество лиц, проходящих обязательную службу, как минимум, не уменьшилось. Следует учесть, что нет данных, какой процент призываемых составляют лица с высшим образованием — они призываются на 6 или 12—18 месяцев. Поэтому возможна ситуация, что их численность резко выросла. Что с учетом более коротких сроков службы требует большего количества призываемых в армию. Но, по сложившейся практике, большинство лиц с высшим образованием направляется на службу в резерве.

Далее, военные учебные заведения. В 2015 году более 450 человек принято в военную академию, почти 250 — на военные факультеты вузов и более 70 человек отправились учиться в Россию. В 2017 году в академию принято уже 558 курсантов, в Россию на обучение отправлены 101 курсант, доступные цифры поступивших на военные факультеты вузов остались прежними.

Теоретически, в армии могли пройти сокращения за счет уменьшения численности военнослужащих контрактной службы. Но опять же, наблюдаемая тенденция перевода ряда воинских подразделений на комплектование исключительно военнослужащими контрактной службы говорит об обратном.

 Немаловажный вопрос, который возникает относительно обнародованной Минобороны численности армии, — это штатная численность или фактическая? Скорее, думаю, второе. Далее: как считали этих самых военнослужащих? Включены ли в озвученную цифру курсанты военных учебных заведений? С одной стороны, они по сути — студенты. Но с точки зрения национального законодательства, военнослужащие, так как принимали присягу. Далее возникает вопрос о включении/невключении в численность военнослужащих лиц, которые проходят службу в резерве. Дело в том, что данный вид службы является воинским, но не военным. А военнослужащие, это лица, проходящие военную службу (по призыву и по контракту).

На день раньше министра, 22 февраля 2018 года, А. Лукашенко назвал численность военнослужащих национальной армии в 70 тысяч человек. Ранее белорусский руководитель не делал различий между собственно военнослужащими и гражданским персоналом, называя общую численность. Причем штатную, которая может быть ощутимо меньшей за счет некомплекта.

Интерес представляет вопрос о численности аппарата Министерства обороны. Дело в том, что хотя он и состоит преимущественно из военнослужащих, собственно армией не является. А является органом государственного управления. В условиях нормальной системы государственного управления военное ведомство должно быть «демилитаризировано». И состоять преимущественно из гражданских администраторов. То, что большинство военных чиновников (включая министра) носят форму — это атавизм советского прошлого.

Соответственно, опираясь на озвученные А. Лукашенко цифры и исходя из того, что массового сокращения гражданского персонала не произошло, можно утверждать, что штатная численность военнослужащих составляет порядка 56 тысяч человек. Включая аппарат Минообороны и курсантов. Но без тех, кто проходит службу в резерве. Таким образом, за 2016—2017 год штатная численность военнослужащих могла возрасти на 5 тысяч человек.

И последнее. Зачем мы так скрупулезно подсчитываем численность белорусской армии? Не ради праздного любопытства. Армию все мы кормим, поим и вооружаем. И надеемся, что если придет время, она защитит всех нас.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

Закупка самолетов-истребителей: вопросов больше, чем ответов

«Черная метка» генералам от президента

Контроль за спецслужбами: европейский опыт

Во главе силовых ведомств — гражданские министры