• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

«Я не люблю, когда меня жалеют»

Много лет назад я попросил его письменно ответить на мои вопросы. Он это сделал. Обычная журналистская практика

До сих пор не могу себе простить, что не знал этого, вынудил человека таким необычным способом бить по компьютерным клавишам.

Антон Свекла родился в пригороде Гродно, в Девятовке, известной по кинофильму «Белые росы».

За 52 года жизни Антон разрушил много стереотипов. В том числе и главный — снисходительное, а часто и просто надменное отношение к проблемам людей с инвалидностью со стороны чиновников всех рангов. Некоторые даже заговорили о его радикальности, но это было всего лишь ершистой, эмоциональной реакцией на происходящее. По мнению Антона, государство, декларируя свою «социальную направленность», в плане инвалидных проблем делает крайне мало. Решение даже самых простых, элементарных вопросов проходит медленно, со множеством ненужных бюрократических проволочек.

Чего стоит только одно новшество в определении трудового стажа, которое напрямую влияет на размер пенсии. Мало того, что из него сейчас выкинули годы армейской службы, так еще сделали практически невозможным достойное пенсионное обеспечение для тех, кто ухаживает за лежачими больными. Устроиться на работу они могут лишь на часть ставки, а это значит, на мизерные зарплаты, которые потом очень серьезно влияют на пенсии.

Естественно, власти неудобные эти вопросы, мягко говоря, всегда не нравились. Бывший гродненский мэр просто «бегал» от назойливого инвалида-колясочника Антона Свеклы, избегал с ним каких-либо контактов вообще.

Но обо всем по порядку.

В 1983 году Антон Свекла поступил на математический факультет Гродненского университета. Через год была армейская служба в войсках, обеспечивающих секретность связи, большая часть которой пришлась на Прикарпатский военный округ. Уволившись, Антон продолжил учебу, но вскоре перевелся на заочное отделение и полтора года проработал в СПТУ №199 города Скиделя.

В 1989 году пошел работать инспектором на таможню. В 90-е годы не хватало юристов. Антон поступил в институт национальной безопасности РБ, на стационар. После его окончания в 1994 году (первый выпуск специалистов таможенного права) работал чиновником в администрации таможни. При этом почти год (с апреля 1998 года), будучи инвалидом первой группы, передвигался при помощи трости, стенки или сопровождения.

 Первый диагноз ( рассеянный склероз) Антону поставили еще в 1992 году. Позже его сняли. В 2000 году он пережил сепсис, который стал «спусковым крючком» болезни. Антон Свекла «сел в коляску». Через год отказали руки. Медики вынесли новый вердикт — «последствия перенесенной нейровирусной инфекции». Однако точный диагноз пока не установлен.

В 2007 году Антон Свекла возглавил в Гродно местное отделение республиканской ассоциации инвалидов-колясочников. Свыше пяти лет назад состояние здоровья заставило его уйти и с этой должности.

По моей просьбе (на этот раз по телефону) Антон Свекла вспомнил, как много лет назад в городской прокуратуре отнеслись к его острым вопросам. Сотрудницы, которые сами только-только окончили юрфаки, с порога пытались проводить едва ли не юридические ликбезы. Но выяснялось, что уровень их профессиональной подготовки в лучшем случае лишь приближается к тому, что умеет и знает Антон, а его точное (по памяти) цитирование статей различных кодексов, правовых документов и вовсе приводило некоторых в состояние, близкое к ступору.

После прошлой войны улицы многих советских городов буквально наводнили те, кто во время боев получил серьезные увечья, но чудом выжил. Безрукие и безногие инвалиды портили имидж великой победы, по приказу Сталина многих из них в одночасье вывезли в специальный интернат на Соловках, где практически всем предстояло исправить «ошибку» военной судьбы, то есть умереть…

Кстати, именно в том времени, когда проблему не решали, а банально убирали с глаз, Антон Свекла и видит одну из причин стигматизации инвалидов как не свойственного нашему обществу явления. А еще — в отсутствии элементарной культуры и знаний:

— И не важно, речь идет о Гродно или о каком-нибудь другом городе. На мой взгляд, очень многое в плане правильного, нормального отношения к людям с инвалидностью сделал французский фильм «Один плюс один», когда тот, кто помогает инвалиду-колясочнику, возвращает его к нормальной жизни и становится другом.

Молодежи это свойственно больше, чем старшему поколению. Возможно, вследствие большей образованности. Они сейчас много ездят по миру и могут сравнивать, что есть у нас и как живут другие.

Увы, у людей пожилого возраста стереотип восприятия людей с инвалидностью абсолютно другой. В нем доминирует жалость, что не нравится многим из нас. Я, например, очень не люблю, когда меня жалеют.

Относитесь к нам, как к равным.

Александр Томкович

Читайте также:

Следы прошлого

Сергей Дубовец: «Позитивные перемены придут только через самобытность и возвращение достоинства»

«Повестка 50»

Бобруйск вселяет оптимизм