TOP

Зачем нам полмиллиона камер

Когда я увидел, что они собираются установить на стадионе «Динамо» систему видеонаблюдения стоимостью $4,5 миллиона, у меня была лишь одна мысль: черт, новый аппарат МРТ стоит в десять раз меньше.

На деньги, которые кто-то намерен потратить, чтобы подсматривать, как мы с вами смотрим футбол, можно было приобрести десять аппаратов МРТ и распределить их по больницам Минска. Если вы думаете, что аппараты МРТ — штука менее полезная, чем система видеонаблюдения на стадионе, то просто подождите, пока какой-нибудь ваш родственник не станет нуждаться в том МРТ. Вы сразу узнаете много интересного про белорусскую медицину. Причем как про бесплатную, так и про платную.

Но новость об оснащении стадиона «Динамо» была лишь началом. О 500 тысячах камер, которые вскоре появятся на улицах, чтобы контролировать наши перемещения, наши контакты, то, как мы управляем машинами и даже как мы «праздно шатаемся», вы, наверняка, уже читали. Полмиллиона камер на страну, в которой живет 10 миллионов. По одной камере наблюдения на 20 человек.

Сколько аппаратов МРТ можно было бы купить за такие деньги, я даже не спрашиваю. Много, потому что те камеры смогут еще и «идентифицировать любого», то есть под эту игрушку потребуется еще и софт. И это в дополнение к тем сотням тысяч «глазков», которые уже понатыканы у каждого подъезда.

Вчера я менял деньги в минском обменнике. В нем был устаревший принтер, который стрекотал, как сверчок, но над девушкой-кассиршей висело аж две камеры. Две, понимаете?! Одна контролировала ее действия, вторая — мои. И еще был диктофон, который запишет всю нашу коммуникацию «в целях моей безопасности», о чем услужливо предупреждала отдельная табличка.

Не кажется ли вам, что это все уже как болезнь? Вы никогда не чувствовали себя героями реалити-шоу, которое создают о вас все эти камеры, причем создают невесть для кого (и это как раз самое тревожное)?

Вы когда-нибудь считали количество камер, расставленных у вас по пути с работы домой? В ближайшем к вам переходе метро? Поднимите голову, проходя, например, под площадью Победы. Поднимите голову и просто подсчитайте.

Власть — у того, кто наблюдает. Слежение имеет смысл только тогда, когда общество четко разделено на наблюдателей и наблюдаемых. Если вдруг выстроенную систему с 500 тысячами камер кто-нибудь хакнет и все пользователи мобильных телефонов получат возможность беспрепятственно подключаться к ней, это глобальное извращение сразу же утратит всякий смысл.

Любой, кто читал «Надзирать и наказывать» Мишеля Фуко, в этом месте должен ясно понять, почему мы в зоне внимания. Кто именно на нас пялится. И как называются те, на кого направлены бесчисленные камеры.

И у меня остается только один вопрос: скажите, за что именно нас всех, таких сложных, гордых, самоуверенных, наказали лишением личного пространства и privacy? И когда мы это наказание наконец отбудем?

Так, чтобы камеры в общественных местах выключились, а на избирательных участках включились?

Виктор Мартинович, budzma.by