TOP

Куропатский метроном

История — это не учительница, а надзирательница. Она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков. Василий Ключевский С 31 мая длится противостояние между активистами, защищающими мемориал Куропаты, и сотрудниками ресторана «Поедем поедим», построенного в 50 метрах от места массового захоронения жертв сталинских репрессий.

Урочище Куропаты — знаковое памятное место. В глазах демократической общественности оно является важным политическим, нравственным символом, олицетворением преступлений тоталитаризма. Это очень политизированный памятник, к нему относятся с особым трепетом. Любой конфликт вокруг него сразу приобретает какой-то даже экзистенциальный смысл.

А конфликты вокруг мемориала происходят регулярно. Активисты периодически защищают это место, протестуют против сооружения там различных объектов. В 2001 году был конфликт в ходе строительства через урочище Минской кольцевой автодороги. В 2012—2013 гг. активисты протестовали против сооружения там «Бульбаш-холла». В прошлом году кипели страсти в связи с попыткой возведения в этом месте бизнес-центра.

Есть юридическая и моральная стороны этой проблемы. Если подходить к вопросу формально-юридически, то хозяева ресторана ничего не нарушают. Место, где он находится, не входит в охранную зону Куропат.

Но есть нюансы. В 2012 году генпрокуратура направила представление Минскому облисполкому о незаконной застройке в охранной зоне. Развлекательный комплекс там начали строить еще в 2009 году. Исполком не отреагировал.

Но в 2014 году Министерство культуры, нарушив целый ряд необходимых процедур, утвердило новые границы охранной зоны, в результате чего она значительно уменьшилась. Таким образом строительство развлекательного комплекса узаконили. По этому поводу председатель комиссии Палаты представителей по образованию, культуре и науке Игорь Марзалюк заметил: «У меня просто вопрос: сколько стоило поменять границы охранной зоны?.. Мне интересно, кто нажал на Министерство культуры? Я не верю в альтруизм. Это вопрос к Следственному комитету».

Но еще более важной является моральная сторона этого конфликта. Пить водку в ресторане и плясать на фоне крестов выглядит как кощунство. Вспоминается поэтическая образность Владимира Высоцкого:

И ни церковь,
ни кабак —
Ничего не свято!
Нет, ребята,
все не так,
Все не так, ребята!

Стоит заметить, что позиция властей с начала конфликта вокруг Куропат остается неопределенной. Милиция ведет себя как-то более сдержанно, чем во время предыдущих противостояний вокруг мемориала. В 2001 году, когда активисты протестовали против строительства через Куропаты Минской кольцевой автодороги, против них был брошен ОМОН, а кресты сносили бульдозерами.

В прошлом году, когда представители общественности пытались помешать сооружению бизнес-центра у мемориала, были жесткие стычки с милиционерами, людей сажали на сутки.

Теперь пока все ограничивается милицейскими протоколами в отношении протестующих людей. Министр внутренних дел Игорь Шуневич пообещал, что силовики не будут становиться на сторону ни владельцев ресторана «Поедем поедим», ни протестующих.

Чтобы белорусское государство не вмешивалось в общественный конфликт — это очень странно. Ведь оно привыкло регулировать все. Даже выпускные вечера в школах, традиционная встреча рассвета происходят в сопровождении милиционеров.

Чем объяснить такую нейтрально-наблюдательную позицию властей в отношении нынешнего конфликта вокруг Куропат? На мой взгляд, для этого существуют несколько причин.

Во-первых, конфликт активистов происходит не с государственным учреждением, а с частным бизнесом. Государство здесь якобы в стороне.

Во-вторых, в прошлом году власти поменяли отношение к этому историческому месту и наконец признали ту трагическую страницу советского периода. Состоялся «круглый стол» в «Советской Белоруссии», Александр Лукашенко поручил установить в Куропатах памятный знак, Министерство культуры объявило конкурс проектов памятника.

Правда, трактовка этого мемориала у властей получилась своеобразная. По их версии, памятник должен отражать идею увековечивания памяти всех невинных жертв ХХ века в истории Беларуси. То есть идея властей состоит как раз в том, чтобы размыть, растворить преступления сталинизма, спрятать их в общем ряду всех невинно убиенных за сто лет.

Тем не менее не случайно, как раз в момент наиболее острого конфликта около этого злополучного ресторана, власти срочно провели заседание рабочей группы по мемориализации Куропат, которая не собиралась целый год. Объявлено, что выбраны три лучших эскизных проекта памятного знака. На этом фоне брутальные репрессии против общественных активистов, защищающих мемориал, выглядели бы как-то не совсем логично.

В-третьих, фактически в поддержку активистов высказались институты (православная и католическая церковь) и известные люди, которые не являются представителями независимого общества (Валерий Воронецкий, Владимир Коваленок, Николай Чергинец, Вячеслав Кебич, Виктор Прокопеня, Анна Бонд, Сергей Далидович и др.). То есть сочувствие широкой общественности все больше склоняется на сторону защитников Куропат. И это не могут не учитывать власти.

Наконец, четвертый фактор, который может оказаться даже самым главным. 11 июня был взломан Twitter-аккаунт заместителя главы Администрации президента Беларуси Максима Рыженкова, и на нем был помещен провокационный текст о том, что якобы Беларусь просит прощения у России. Сразу же после этого появилось много оскорбительных комментариев относительно белорусов и их страны со стороны так называемых «ольгинских ботов», то есть российской государственной «фабрики троллей». Что стало косвенным свидетельством о спланированной операции. А утром 12 июня была взломана страница Следственного комитета Беларуси в Facebook.

Ранее кибератаки совершались против Демократической партии США, украинских политиков и других «врагов» России. Теперь дошла очередь и до Администрации президента Беларуси. Это предупреждение, какой-то намек, черная метка? Поэтому может возникнуть парадоксальная ситуация, когда Александру Лукашенко придется защищаться от России Куропатами?

Вы скажете, причем одно к другому? Напомню, что одним из основных аргументов при выходе балтийских республик из СССР была память о ГУЛАГе. Наиболее острый конфликт между Украиной времен президентства Виктора Ющенко и Россией был вопрос об ответственности Москвы и за Голодомор в 1930-х годах.

Может быть, поэтому белорусский президент пока молчит, выжидает, не вмешивается в конфликт вокруг Куропат.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Дружба с новым «старшим братом»

«Недоумки»

Сказка о потерянном времени

Прикуп в Cочи