• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

В поисках правды: «Все государственные структуры обошел»

Выполняет человек свои рабочие обязанности, но если с ним что-то случается, наниматель не хочет нести никакой ответственности. Почему случаются такие ситуации? Как защитить трудящемуся свои права?

Показательный случай слесаря РУП «Минскэнерго» Александра Рогалевича. Вместе с коллегой он вывозил мусор. И вдруг потерял сознание. При падении сломал руку в плечевом суставе. Перелом оказался очень сложным, теперь у Александра практически не действует правая рука, ему приходится переучиваться быть левшой.

«В больницу к нам приезжали представители государственной инспекции по охране труда. Они брали у меня объяснения, как, что и где происходило. Я им объяснил, что это произошло на работе — мы убирали мусор. В связи с этим они составили акт о нерабочей травме. А уже когда мне дали вторую нерабочую группу, я оказался дома. Меня, получается, с работы уволили, и все», — говорит Александр Рогалевич.

Уволили — и забыли. Руководство «Минскэнерго» отказывается признавать травму Рогалевича рабочей. И такая ситуация не единственная.

Василий Романович развозил питьевую воду жителям деревень в Молодечненском районе. Его жестоко избили, в больнице травму оформили как рабочую, однако у руководства «Молодечноводоканала» было другое мнение.

«Пошел я сдавать больничный. И в бухгалтерии поинтересовался насчет страховки: застраховало ли предприятие сотрудников от этих травм? И там я узнаю, что застраховало, но мне ничего не перепадет. Я спрашиваю — почему? А потому, отвечают, что у вас бытовая травма. Я говорю, как бытовая? Посмотрите больничный! Там же написано — производственная. А что для них больничный? Инженер по ТБ принес акт», — говорит Василий Романович.

Как утверждают специалисты, наниматели часто пытаются заставить сотрудников подписывать документы о том, что их травмы являются не производственными, а бытовыми.

«У нас считается, что травма на производстве — это что-то необычное, это плохо. Придут комиссии, будут рассматривать, разбираться, и это никому не нужно. Госинспекция по труду иногда даже не выезжает на место. Инспектор бумажки посмотрел, вызвал человека, подмахнул их. И на этом все заканчивается», — говорит инспектор РЭП Юрий Беляков.

Этим и пользуются недобросовестные работодатели. Теперь же дело Александра Рогалевича будут рассматривать в суде. Василий Романович также готовит судебный иск. Однако, как отмечают эксперты, такие суды обычно тянутся долго.

«Сейчас мне только три килограмма можно поднимать. Я дома не могу ничего делать! Мне косить — в деревне дом. Ничего не могу! Я обошел все структуры государственные и нигде правды не добился», — говорит Василий Романович.

За справедливостью люди обратились в организацию «Правовая помощь населению». Теперь все их надежды — только на опытность правозащитников и объективность судов.

Charter97.org