• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Производственная драма

В 2017 году из-за несчастных случаев в Беларуси погибли 115 работников. Чаще всего погибали на работе водители автомобилей, трактористы, электромонтеры, животноводы, подсобные рабочие. Из-за несчастных случаев на производстве трудоспособность потерял 171 человек. Инвалидами признали 168 из них.

На самом деле число тех, кто получает травму на работе, можно смело умножать в несколько раз. Многие попросту не хотят оформлять ранения, ушибы и переломы как производственные. Кто-то боится бюрократической волокиты, а кто-то — проблем с руководством.

Наказал

Рабочий одного из светлогорских заводов Николай Михалев два года назад получил производственную травму. Дело было так. Водитель машины, не убедившись в окончании загрузки, отъехал, и мужчина упал с рампы. В результате Николай получил перелом голеностопного сустава. В больницу его доставил на заводской «летучке» мастер смены. По пути уговорил потерпевшего оформить травму как бытовую, пообещал, что если будут проблемы со здоровьем — акт перепишут. Михалев согласился. Мастер вместе с начальником участка убедили пострадавшего прямо в больничной палате написать заявление о том, что он в этот день якобы взял отгул. Но врачи предупредили, что травма тяжелая и может повлечь осложнения. Мать пострадавшего поинтересовалась у врача, почему производственную травму оформили как бытовую. Доктор ответил: «Я видел, что травма производственная, но написал так, как мне сказали ваш сын и его начальник». Прошло несколько недель, начались проблемы с незаживающим переломом. Николай позвонил на завод с просьбой переоформить акт, так как травма грозила инвалидностью. На заводе стали тянуть время, уговаривать, обещать необходимую помощь. После четырех месяцев лечения в больнице мужчине дали вторую нерабочую группу инвалидности на год. Начались хождения по инстанциям. Обращения в районную и областную инспекции труда не дали никакого результата.

Когда дело дошло до расследования, многие рабочие завода, которые были свидетелями инцидента, отказались от своих показаний. Получалось, что никто ничего не слышал и не видел. Расследование следственного комитета Светлогорского района и местной прокуратуры тоже не принесло результата. Николай практически утратил трудоспособность. Поддавшись на уговоры начальства, он оказался один на один со своей бедой, и вряд ли поиски правды, которыми он занимается, обращаясь во многие инстанции, закончатся успехом.

— По большому счету, без согласия человека скрыть несчастный случай на производстве практически нереально, если только сам потерпевший работник не поддается на уговоры нанимателя, — считает эксперт в сфере трудовых отношений кандидат юридических наук Михаил Погребняк. — При травме на работе начальники будут обещать золотые горы, но это лишь слова, поверьте. Согласившись, работник, получивший вред здоровью, рискует очень многим, сознательно лишая себя защиты и поддержки. К сожалению, мы очень плохо знаем не только свои обязанности, но и свои права.

— Что следует делать, если человек получил травму на работе?

— Прежде всего, сообщить нанимателю или его представителю. В течение трех дней наниматель должен организовать расследование с участием профсоюза и самого работника и составить акт формы Н-1. Именно этот документ будет являться для работника своеобразной охранной грамотой.

— У нанимателя есть веские причины скрывать производственный травматизм?

— Конечно. Во-первых, финансовые, во-вторых — корпоративные. Приходится констатировать неэффективность работы на большинстве белорусских предприятий по изменению ситуации с производственным травматизмом и гибелью людей на производстве. Более того, администрация всеми путями стремится скрыть неблагоприятные для себя факты.

Я не оправдываю людей, которые в алкогольном опьянении находятся на рабочем месте, однако нельзя снимать ответственность и с работодателя. Почему он допускает к работе пьяного человека? Тяжелые случаи инвалидности скрываются поголовно, так как наниматели не хотят портить статистику. Если есть возможность обвинить работника в собственном головотяпстве и несоблюдении норм техники безопасности, ею пользуются: на кону не только имидж компании, но и вполне ощутимые материальные убытки.

Уволили — и забыли

…Недавно слесарь РУП «Минскэнерго» Александр Рогалевич получил производственную травму. Вместе с коллегой он вывозил коляску с мусором и потерял сознание. Падая на бетонный пол, сломал руку в плечевом суставе. Перелом оказался очень сложным, и теперь у Александра практически не действует правая рука. В больницу к нему приезжали представители государственной инспекции по охране труда, которые, как полагается, брали объяснения, как, что и где произошло. Александр рассказал, но был составлен акт о нерабочей травме. Рогалевич получил вторую нерабочую группу и уведомление об увольнении. Руководство «Минскэнерго» отказывается признавать травму Александра рабочей.

…Василий Романович развозил питьевую воду жителям деревень в Молодечненском районе. Его жестоко избили пьяные хулиганы, в больнице оформили травму как рабочую, однако у руководства «Молодечноводоканала» было другое мнение. Когда Василий сдавал больничный, то поинтересовался в бухгалтерии, полагается ли ему страховка, однако там ответили, что травма оформлена как бытовая. Романович сослался на больничный, где черным по белому утверждалось, что травма производственная. Но больший вес имел акт от инженера по технике безопасности, где значилась бытовая травма.

— На белорусских предприятиях считается, что травма на производстве — это что-то необычное, недопустимое, — комментирует ситуацию инспектор РЭП Юрий Беляков. — Придут комиссии, будут рассматривать, разбираться, а это никому не нужно. Госинспекция по труду иногда даже не выезжает на место. Там инспектор бумажки посмотрел, вызвал человека. Подмахнул — и точка. И на этом все заканчивается, а многие об этой процедуре не знают! Этим и пользуются недобросовестные работодатели. Скоро дело Александра Рогалевича будет рассматриваться в суде. Василий Романович тоже готовит судебный иск. Однако такие суды тянутся очень долго.

Не умел, не хотел, не видел, выпил, не знал…

Расследования уголовных дел и проводимые проверки свидетельствуют, что одной из основных причин производственного травматизма по-прежнему является ненадлежащее выполнение должностными лицами организаций и предприятий служебных обязанностей по охране труда. Не уделяется должного внимания контролю за безопасностью производственного процесса и безусловному выполнению нормативных и технических документов в данной части.

Так, Слонимским РОСК возбуждено уголовное дело в случае грубого нарушения правил безопасности при проведении земляных работ. При выкапывании траншеи из-за отсутствия креплений стенок находившийся в ней монтажник был засыпан грунтом, получив тяжкие телесные повреждения.

При выяснении обстоятельств травмирования крановщика филиала №1 «Цементный завод» ОАО «Красносельскстройматериалы» установлено, что барабан ленточного реверсивного транспортера цеха переработки сырья не имел защитного ограждения, в результате при регулировке ленты транспортера мужчина получил травматическую ампутацию правой руки. Расследуется уголовное дело в отношении мастера.

В большинстве случаев причинами производственного травматизма является полное игнорирование самими пострадавшими требований об охране труда, зачастую не принимавшими элементарные меры к обеспечению собственной безопасности.

Светлана Балашова

Читайте также:

Кому в Беларуси жить не хочется?

Игры без победителей

Настоящее врачебное волшебство

Общага: не нравится — выселяйся!