TOP

Кто виноват в смерти солдата Коржича?

Этот вопрос возник сразу же после информации о том, что 3 октября прошлого года солдата срочной службы Александра Коржича нашли повешенным в подвале воинской части в Печах. Теперь на него должен ответить суд.

Перед процессом

В суде Московского района г.Минска, где было назначено рассмотрение этого резонансного дела, собралось немало народа. Пришедших на процесс тщательно досматривали и записывали.

Первые три ряда скамеек заняли в зале солдаты срочной службы — сослуживцы А.Коржича и трех молодых ребят, одиноко сидевших в большой металлической клетке. Рядом с обвиняемыми расположились адвокаты. Напротив их занял позицию прокурор — Юрий Шерстнев. За отдельным столом сидели мама погибшего солдата Светлана Коржич, ее представитель и бабушка.

Судья Минского областного суда Олег Лапеко вошел в зал с двумя народными заседателями — мужчинами средних лет.

Микрофоны, как всегда, не работали, и приходилось вслушиваться в голоса. Судья выяснил анкетные данные обвиняемых. Ими оказались сержанты-срочники Евгений Барановский, Егор Скуратович и Антон Вяжевич. Остальные обвиняемые, о которых говорили в период следствия, по каким-то причинам до суда «не дошли».

О чем обвинение?

Государственный обвинитель начал читать обвинительное заключение в 11.30. Акцент сделан на многочисленных фактах поборов со стороны обвиняемых, в том числе за разрешение пользоваться мобильными телефонами в неположенное время, за разрешение покурить или сходить в буфет. Органы следствия признали сержантов-срочников должностными лицами, которые брали с солдат взятки в виде рублей или продуктами. Для юридической практики это что-то новое.

Далее обвиняемым вменялось принуждение молодых солдат, в том числе Коржича, к длительным физическим упражнениям, как днем, так и после отбоя, факты унижения и беспричинного избиения.

Зачитывание такого рода фактов продолжалось более полутора часов. В конце последовал вывод: поборы, унижения и физическое воздействие стали причиной того, что один из солдат, а именно А.Коржич, совершил суицид.

Обвинительное заключение создавало картину какого-то сюрреализма и уводило в сторону от обстоятельств смерти солдата. Трудно поверить, что мелкие поборы и придирки заставили А.Коржича покончить жизнь самоубийством. Тем более, что его нашли со связанными ногами и майкой на голове. По мнению бывалых солдат, это — признаки ритуала повешения под названием «собачья смерть».

Мать Александра — Светлана Коржич с самого начала не соглашалась с версией о самоубийстве сына и рассказала о фактах угроз, которые высказывали ему старослужащие в случае отказа платить «дань». После перерыва в судебном заседании она показала журналистам фотографии тела сына, из которых следовало, что его жестоко истязали, а потом — повесили.

Нужна ли такая армия?

Судебный процесс только начался. Впереди — еще допросы более чем 20 военнослужащих, более 10 томов материалов уголовного дела.

Глядя на «зеленую массу» ребят, сидящих в зале суда, невольно задаешься вопросами: неужели они могут нас защитить? Зачем их заставили одеть эту униформу и проводить время в казармах?

Конечно, есть у нас и офицерский корпус численностью более 14 тысяч человек. Есть и более 1300 танков, есть и самолеты, и даже ударные вертолеты. Поступили на вооружение отечественные «полонезы» и всякие ракеты.

И все-таки остаются сомнения в боеспособности армии, более половины которой составляют подростки, одетые в зеленую форму. Уже перестала быть тайной болезнь нашей армии — «дедовщина» с ее жестокими традициями и унижением молодых солдат. После смерти солдата Коржича выявились десятки подобных случаев, которые «замолчало» военное начальство.

На мой взгляд, и дело рядового А.Коржича пытаются прикрыть «дымовой завесой». Вместо того, чтобы признать очевидное — убийство путем повешения — органы следствия и прокуроры говорят о каких-то взятках сержантов и превышении власти, повлекшем тяжкие последствия (ч.1 и 2 ст.430, ч.3 ст.455 УК).

Думается, мы не наведем порядок в армии до тех пор, пока она будет оставаться такой. Нужна ее реформа, перевод на контрактный принцип формирования. 18-летних юнцов надо освободить от тяжелой воинской доли. Достаточно военных сборов, где покажут устройство автомата и гранатомета и дадут немножко пострелять.

Что касается смерти Александра Коржича, то ее, по всей видимости, постараются скрыть, как и другие трагические последствия «дедовщины». Единственное, чего может добиться несчастная мать — это потребовать от Министерства обороны компенсации за то, что у нее забрали сына и не вернули домой. Однако это дело не будет забыто, как и открытый взгляд парня из Пинска. Царствие ему небесное и вечная память!

Михаил Пастухов, профессор, заслуженный юрист, бывший судья Конституционного суда

Читайте также:

Нынешние колонии стали концлагерями

О деле Федынича и Комлика

Еще раз о трудовом и страховом стаже

Грядет банальное укрупнение районов?