• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Про безопасность и права человека

Традиционным для Беларуси является противопоставление правозащитной деятельности и национальной безопасности. Но при ближайшем рассмотрении этот антагонизм оказывается безосновательным.

После начала в Украине войны белорусские власти стали активно спекулировать на проблеме безопасности. Украина используется в качестве негативного примера того, что может произойти в случае смены власти без согласия этой самой власти. Поэтому власть должна быть сильной, когда надо — жесткой и не связывать себя формальностями. На фоне происходящего в мире и в регионе это выглядит логичным и небезосновательным. И сама ценность прав человека как бы уходит на второй план, выпуская вперед вопросы безопасности. Тем более что для большинства наших сограждан права человека — это некая абстракция. А вот «лишь бы не было войны» — вполне конкретный приоритет. Но эта конкуренция на поверку оказывается искусственной.

Что есть безопасность? Это состояние защищенности. Защищенности чего? Прав и интересов личности, общества и государства. Прав!

Далее, зачем нам безопасность? Для устойчивого и долговременного развития/прогресса общества и государства. Такое развитие возможно только при наличии четких, однозначных и зафиксированных правил, которые соблюдаются. То есть речь идет о некоторых стандартах, общеобязательных для всех участников взаимоотношений в той или иной сфере.

Собственно, правозащитники говорят именно об этом: есть правила, признанные международным сообществом, которые зафиксированы в ряде международных правовых актов. И ими должны руководствоваться те субъекты, которые под ними подписались. Договоры должны соблюдаться, гласит известный принцип римского права.

Понимание безопасности традиционно склоняется к приоритету общего интереса над индивидуальным. Правозащитное движение, наоборот, отдает приоритет личности перед более широкой группой. Но далеко не всегда: есть универсальные, неотчуждаемые права человека, которые не могут ставиться под сомнение другим правом. Например, свобода слова не распространяется на призывы к насилию, разжиганию вражды и ненависти. Потому что ставит под угрозу базовое право — на жизнь, достоинство и свободу от дискриминации. Есть ряд других ограничений прав личности в интересах общего блага, которые при этом не являются нарушениями стандартов правозащиты. Но подобные ограничения должны быть четко сформулированы и зафиксированы в правовых актах. Это делается для того, чтобы избежать произвола со стороны чиновников и расширительной трактовки ограничений. К чему это может привести, мы видим на примере России: людей пачками отправляют за решетку только за репост или лайк в социальной сети текста или картинки, которые чиновники считают экстремистскими.

Не являются нарушением прав человека отдельные ограничения, временно вводимые в связи с некими экстраординарными обстоятельствами: природными и техногенными катастрофами, войной. Потому что эти ограничения прав направлены на защиту главного права — права на жизнь.

Вопрос взаимосвязи состояния прав человека и уровня национальной и международной безопасности досконально не исследовался. Но интересно отметить, что после Второй мировой войны наибольшую степень внутренней безопасности своим гражданам обеспечили как раз развитые демократии, которые максимально строго придерживаются правозащитных стандартов. При этом эти самые демократии вполне активно воевали вне своих территорий: в колониальных владениях и с недемократическими режимами. То есть реальная практика демонстрирует, что неуклонное соблюдение прав человека внутри страны не исключает нарушение этих самых прав в отношении чужих граждан и на чужой территории. И такая ситуация будет сохраняться еще в течение долгого времени.

Другой важный момент, который мы часто упускаем, говоря о ситуации с правами человека в Беларуси. Система национальной безопасности — это в первую очередь сложно организованные коллективы людей, выполняющих определенную общественно значимую функцию. И у этих людей, силовиков, тоже есть свои неотчуждаемые права. Например, право на свободу от унижений. Любой, кто служил хотя бы срочную службу, сталкивался как минимум со словесным унижением со стороны вышестоящего лица. То, что для некоторых полковников и генералов мат — это способ общения, не делает его менее оскорбительным. С каким настроением и насколько эффективно будет и захочет выполнять свои функции человек, который ощущает свое бесправие и униженное положение?

Противопоставление прав человека и безопасности — это пропагандистский штамп. Реальность гораздо сложнее. И эти состояния (безопасности и правозащищенности) в современном обществе чаще находятся в сложной системе взаимодействия и взаимодополняемости. Это надо понимать, когда в очередной раз власть будет говорить: «Не время для прав и свобод — Родина в опасности».

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

Закупки вооружения: почувствуйте разницу

Главная слабость НАТО

Оружие из Украины: а был ли «мальчик»?

Кредит доверия Запада к Минску исчерпан