TOP

«Дело профсоюзов» получит продолжение?

В Минском городском суде состоялось рассмотрение апелляционных жалоб лидеров независимого профсоюза РЭП Геннадия Федынича и Игоря Комлика. Его решение было предсказуемым: приговор суда Советского района Минска оставить в силе, а жалобы Федынича и Комлика без удовлетворения.

Накануне суда сайт praca-by.info поговорил с Геннадием Федыничем.

— …Мы сознательно пройдем все национальные судебные инстанции — вплоть до Верховного суда. Мы должны показать, что политический процесс решается только политическим способом — здесь нет никакой экономики, никаких налогов, а мы не бизнесмены.

«Жена и теща до сих пор ходят по врачам»

— Какой ценой судебный процесс дался неглавным фигурантам дела: детям, жене, теще?

— Вся семья переживает… Но детям все происходящее дается немного легче. Жена и теща до сих пор ходят по врачам: для них, совершенно неполитизированных людей, весь процесс — сильный стресс.

— На какое «имущество» государство уже положило глаз?

— Не государство, а суды. Суд первой инстанции снял арест с офиса, с тещиной дачи, легковых машин, телевизоров и микроволновки. Но выставил штрафы, которые с учетом индексации сегодня составляют около 50 тысяч долларов. Не секрет, что судебные исполнители могут описать имущество, которое было арестовано ранее. К этой мысли привыкнуть невозможно.

— 50 тысяч долларов — огромные деньги по нынешним временам…

— У нас конфисковали семейные сбережения — около 16 тысяч евро; суд признал, что эти деньги никто не вернет — они пойдут на погашение штрафа. Безусловно, мы обратимся к членам профсоюза, к общественности (если она готова) с просьбой помочь и нам, и РЭПу — ведь еще неизвестно, какие санкции возможны в отношении самого профсоюза. Все зависит от солидарности общества и международных организаций, не будет солидарности — значит, будем выплачивать насчитанные суммы из своих зарплат.

 «Хорошая злость на «дело профсоюзов»

— Геннадий Федорович, кто вас заменит?

—По всей вероятности, будет вноситься вопрос об избрании первым заместителем Зинаиды Михнюк, руководителя Брестской областной организации.

— Как РЭП намерен действовать в новой политической реальности?

— У людей есть хорошая злость на решение власти. Я говорю не про работников аппарата. Сегодня профсоюз РЭП больше на слуху, чем даже во время протестов нетунеядцев два года назад. Думаю, работать будем даже лучше, чем прежде, если мы получим поддержку, она станет авансом для профсоюза. А авансы, как известно, нужно отрабатывать. Пока мы нужны людям — РЭП будет работать.

— Вопрос старый и достаточно спорный: признают ли вас с Игорем Комликом политзаключенными?

— Все международные профсоюзы уже заявили Евросоюзу, что они признают Федынича и Комлика политзаключенными, даже если суд приговорит их к «домашней химии».

Белорусские правозащитники привыкли признавать политзаключенными людей, которых посадили в тюрьму. Но условия меняются, поэтому должны меняться и подходы. И дело не во мне, а в принципе. Завтра на моем месте может оказаться любой, завтра можно полстраны стреножить, поставить на «домашнюю химию» — что тогда делать будете? В тюрьме никого не будет, значит, не останется и политзаключенных?

Лично я принципиально не собираюсь говорить об этом: захотят правозащитники — поднимут проблему, не захотят — люди вместо них поднимут.

«Готовим жалобу в МОТ. Правительство Беларуси готово?»

— Как реагирует на «дело профсоюзов» международное сообщество, прежде всего — Евросоюз?

— Евросоюз — очень сложная и неповоротливая бюрократическая машина. Позиция Евросоюза диктуется геополитикой: заигрывание с белорусской властью затмевают нарушения прав человека, прав профсоюзов в Беларуси. На многочисленных встречах с представителями Евросоюза я говорил: если нарушаются права человека — основополагающий принцип самой Европы, — зачем делать вид, что здесь ничего не происходит?

Сегодня готовим жалобу в МОТ (не только от РЭП, а от всех независимых профсоюзов). я не удивлюсь, если МОТ возобновит деятельность комиссии по расследованию нарушений прав профсоюзов и трудящихся в Беларуси. В истории МОТ зафиксировано не более пяти случаев, когда в конкретной стране возобновлялось расследование, прекращенное ранее. Правительство Беларуси готово к такому повороту событий?

— Постоянными гостями на судебном процессе были представители Глобального союза IndustryALL. Какова его позиция?

— Индустриал никогда не смирится с ситуацией. Его линия вполне четкая: добиваться отмены уголовных дел как незаконных. Последний шаг — письмо профсоюзов Италии Федерике Могерини, отвечающей за внешнюю политику Евросоюза, в котором изложены конкретные предложения. Они не могут остаться без ответа со стороны итальянки Могерини — ведь ей придется возвращаться из Брюсселя домой, как говорят сами итальянцы.

Индустриал, возможно, несколько подкорректирует свою позицию, но никогда не поступится главным: чтобы права членской организации нарушались в Беларуси.

— До сих пор остается открытым вопрос: почему устранили из публичного пространства именно вас? Ведь, по большому счету, по такому же обвинению можно привлекать к уголовной ответственности любого лидера любой общественной организации.

— Раньше я часто говорил членам профсоюза: проведите опрос на улицах Минска с вопросом «что такое РЭП?». Если каждый десятый скажет, что это не музыка, а профсоюз — было бы очень хорошо. Сейчас ситуация изменилась: при слове «РЭП» говорят не про музыку, а о профсоюзе.

Не понимаю власть, которая побоялась профсоюза РЭП, способного организовать людей на защиту своих интересов. Наоборот, власть должна благодарить за обратную связь с народом, которая позволит исправить ошибки: сначала с декретом № 3, а затем — с декретом № 1, с пенсионной реформой, с абсурдом, который творится в системе ЖКХ. Через нас вы должны слушать людей. Вы говорите, что не враги своему народу, но ведь и народ сам себе не враг. Власть не может не замечать, какое сумасшедшее недоверие к власти накопилось сегодня в массах. Власти впору думать не о том, как удержаться в своих креслах, а как вернуть утерянное доверие граждан.

К сожалению, люди очень часто остаются со своими проблемами один на один и не имеют возможности объединиться в организации для защиты своих интересов и законных прав по собственному желанию, как гарантирует Конституция.

Государство не может существовать без людей. Будет народ уважать власть — будет и государство, будет и уверенность в завтрашнем дне.