TOP

Пенсионеры сегодня тоже под прицелом

В Минске 23 ноября прошел очередной, восьмой по счету, марш пенсионеров. Его участники выступают против насилия и хотят перемен. За свою позицию некоторым из них пришлось пострадать.

Возраст не освобождает от наказания

По данным незарегистрированной организации пенсионеров «Наше поколение», после 9 августа к административной ответственности за участие в мирных акциях протеста было привлечено как минимум 30 людей пенсионного возраста. В их числе: Ян Гриб, 83 года; Людмила Павлова, 71 год, инвалид 2-ой группы; Николай Кочурец, 61 год, инвалид 3-ей группы; Елена Гнаук, 63 года; Галина Лагацкая, 60 лет; Елена Пуховская, 61 год; Анатолий Федоров, 65 лет; Татьяна Северинец, 67 лет; Ираида Мисько, 75 лет; Ева Быковская, 73 года; Наталья Акимова, врач-стоматолог, 67 лет.

Большинство из названных пенсионеров получили штрафы, а кое-кому пришлось посидеть на сутках. Например, Галине Лагацкой дали 15 суток, Елене Гнаук — 18 суток, Анатолию Федорову — 10 суток, Наталье Акимовой — 15 суток.

«Рекордсменом» среди арестованных пенсионеров стал 65-летний брестчанин Виктор Антонович Бобрук, который провел в общей сложности 45 суток в изоляторах Бреста и Дрогичина за участие в послевыборных акциях протеста.

26 ноября суд Ленинского районного суда Бреста снова вынес решение в отношении Елены Гнаук за участие в несанкционированном мероприятии. На этот раз ее подвергли штрафу на 50 базовых величин (1350 рублей). В ожидании суда пенсионерка провела пять суток в местном изоляторе временного содержания.

Уже не является секретом, в каких условиях приходится отбывать административный арест. Это — тяжелое и унизительное испытание для молодых людей. А что говорить о тех, кому за 60 и кого беспокоит множество болячек?

Нелегко и тем пенсионерам, кому судебным решением предписано уплатить в бюджет 20, а то и 40 базовых величин (соответственно — 540 и 1080 рублей). При среднестатистической пенсии по возрасту 470 рублей пенсионерам-штрафникам приходится переходить на «тюремный рацион» — хлеб и воду.

Тем не менее, пожилые люди продолжают выходить на свои марши, вызывая восторг молодежи и ярость силовиков, которые сопровождают демонстрантов, высматривая очередные жертвы.

Суд над Татьяной Зелко

Пенсионерка Татьяна Зелко получила известность тем, что более десяти лет назад проявила инициативу по созданию республиканского объединения пенсионеров. Однако Министерство юстиции отказалось зарегистрировать новую организацию, а Верховный суд, как у нас водится, отклонил жалобу учредителей. С тех пор ядро организации сохраняет приверженность своим целям — помогать и объединять пенсионеров страны.

В Международный день пожилых людей — 1 октября — Татьяна Зелко обратилась через видео к тогдашнему министру внутренних дел Юрию Караеву. В нем она призвала руководство МВД действовать в рамках закона и прекратить насилие и издевательства над людьми, в том числе пенсионерами.

Т. Зелко принимала участие почти во всех маршах пенсионеров и не боялась давать интервью о своей позиции. Понятное дело, что ее активность была замечена соответствующими органами. Она была вызвана на «беседу» в РУВД Фрунзенского района Минска, где в отношении ее составили протокол об административном правонарушении по ч.1 ст.23.34 Кодекса об административных правонарушениях.

Первый суд 11 ноября оказался «неудачным». По той причине, что в этот день судили участников акции «Народовластие» от 8 ноября. Второй суд 20 ноября состоялся. Судьей по «делу Зелко» была та же Ерохина Марина Вячеславовна. Формальная сторона процесса была соблюдена в полном объеме, включая разъяснение прав. Т. Зелко не признала себя виновной в правонарушении, заявив, что имеет право маршировать по улицам города, не нарушая общественный порядок.

Решение судьи было предсказуемым — 25 базовых величин, 675 рублей. Как отметила в разговоре Т. Зелко, это почти две ее пенсии. Теперь придется думать, как уплатить штраф и как пережить бедственный период.

Как помочь репрессированным пенсионерам?

После суда над Т. Зелко я также задумался над тем, как помочь пожилым людям, которым придется делиться с властью пенсионным пособием. К примеру, можно заняться спонсорством или создать фонд солидарности с оштрафованными пенсионерами. И то, и другое придется делать в установленном законодательством порядке, а вот реализовать на практике не представляется возможным.

Следует обсудить вопрос о снижении размеров штрафов, налагаемых на граждан по делам об административных правонарушениях (в этой связи замечу, что в новой редакции Кодекса об административных правонарушениях предполагается размер штрафа для физических лиц установить на уровне до 10 базовых величин). Однако это не решает главной проблемы, а именно: штрафы нередко налагаются без всяких к тому оснований.

Что касается административной ответственности лиц пенсионного возраста, то их целесообразно исключить из числа субъектов, к которым может применяться административный арест. На мой взгляд, такой «уголовный» вид наказания следует вообще исключить из Кодекса об административных правонарушениях.

Одной из актуальных проблем правоприменения в сфере административной ответственности остается вопрос о замене разрешительного порядка проведения мирных манифестаций на уведомительный, а также о признании Закона «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» от 30 декабря 1997 г. неконституционным.

Согласно статье 35 Конституции, а также статье 21 Международного пакта ООН о гражданских и политических правах, граждане имеют право на свободу собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования, не нарушающих правопорядок и права других граждан. Указанное право предполагает, что органы власти, в том числе силы правопорядка, обязаны обеспечить гражданам возможность проводить мирные акции протеста без необоснованных ограничений. При этом правоохранители должны иметь соответствующую форму и не скрывать свои лица как бандиты.

В новых условиях право граждан на мирные акции, как и другие права и свободы, необходимо будет восстановить и обеспечить в полном объеме. Любые посягательства на провозглашенные в Конституции права и свободы граждан со стороны представителей власти, как в форме, так и без формы, следует рассматривать в качестве преступлений в той или иной интерпретации, причем без срока давности. После принятия таких мер можно будет собираться где угодно и устраивать митинги, концерты, чаепития без всякой опасности быть схваченными, избитыми и наказанными.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Референдум 1996 года и его последствия

О механизмах ответственности «людей в черном»

Свободной прессе в Беларуси быть!

От прав остались ножки да рожки…