• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Союзническое послание

Мне ни разу не приходилось встречать человека, который бы удачно соврал три раза кряду. Джонатан Свифт Главным событием недели стал визит в Минск министра иностранных дел России Сергея Лаврова. В значительной мере он был знаковым. Его значение состояло в том, что это было промежуточное тестирование белорусско-российских отношений в изменившихся условиях.

Визит Лаврова

У этого визита были две стороны – публичная и кулуарная, которые сильно отличались одна от другой. На официальном уровне Лавров решительно поддержал белорусское руководство, резко осудил политику ЕС и США за их, якобы, вмешательство в дела Беларуси, повторил все мифы об организации Западом здесь «цветной революции». Не исключаю, что российская элита искренне верит в это.

Основная проблема Кремля состоит в том, что он не может признать очевидный факт: в Беларуси появился новый субъект политики — белорусский народ. Осознание этой новой реальности противоречит менталитету российской элиты. Дескать, как это народ может претендовать на политическую роль, иметь право голоса? Такого не может быть по определению. Доля народа – быть только объектом манипуляций. Как это эффективно проделывают российские телеканалы со своим народом. И если в Беларуси что-то пошло не так, Кремль приходит к простым выводам: наивные белорусы стали объектом западных манипуляций; телеграмм-каналы, вещающие из Польши, сбили их с пути истинного. И на вопрос, что делать, дается простой ответ: послать в Минск российских пиарщиков, чтобы они вернули братьям-белорусам любовь к своему вождю. Однако почему-то из этого ничего не вышло. Обычные схемы не работают, потому что Кремль отказывается признать непривычную для него реальность.

Но здесь политическая философия и мифология Кремля вступает в противоречие с политическим прагматизмом. Углубление кризиса у ближайшего союзника России невыгодно. Это болезненный удар по всему проекту интеграции на постсоветском пространстве, в реализацию которого Россия сильно вложилась. То, что Беларусь становится новым конфликтным узлом в отношениях РФ с Западом, тоже не радует Москву. И без того противоречий хватает. А на повестке дня экономические санкции ЕС и США против Беларуси, что рикошетом ударит и по России. Поэтому с белорусским кризисом надо что-то делать.

14 сентября в Сочи Путин и Лукашенко вроде бы выработали план выхода из белорусского политического кризиса. Главным его элементом должен стать процесс транзита власти и уход Лукашенко с политической арены. Важным этапом этого транзита должно стать изменение Конституции, ограничение полномочий президента, проведение досрочных президентских и парламентских выборов. И, видимо, Лукашенко пообещал Путину в Сочи, что для успокоения белорусского общества он предложит график таких перемен и начнет диалог с обществом.

Но ничего этого Лукашенко не сделал. За два с половиной месяца после Сочи так и не предложен даже график реализации первого этапа транзита — конституционной реформы. Не ясно, кто и когда должен принимать новую Конституцию, будет ли референдум по этому вопросу, с какой даты она вступит в силу, когда состоятся новые президентские и парламентские выборы. На эти вопросы нет ответов. До сих пор не появился официальный проект новой редакции Конституции.

Создается впечатление, что всю конституционную реформу Лукашенко вообще намерен превратить в профанацию. В ходе совещания 16 ноября он заявил, что «Конституцию ломать не нужно».

А из его выступления в больнице 27 ноября следует, что Лукашенко против даже такого безобидного предложения, как переход к пропорциональной избирательной системе. Дескать, это раскалывает общество. Таким образом, кстати, Лукашенко разрушает планы Москвы обеспечить влияние РФ в Беларуси с помощью победы на парламентских выборах пророссийской партии «Союз». Ибо это трудно осуществить вне пропорциональной избирательной системы.

И никакого диалога с обществом Лукашенко вести не собирается. Широко разрекламированный в государственных СМИ «круглый стол», организованный креатурой властей Юрием Воскресенским, закончился провалом. Хоть сам он много рассказывал об огромном интересе к этому мероприятию, на самом деле в нем приняли участие всего четыре (!) человека, включая самого Юрия. Это означает, что правящий режим не способен или не заинтересован даже в какой-то более-менее внятной имитации. У него не получается привлечь к этому процессу какие-то фигуры, которые хоть с натяжкой можно отнести к другой стороне белорусского конфликта.

Поэтому Москва очень недовольна тем, что Лукашенко не удается урегулировать конфликт, подавить протесты. И также тем, что он не выполняет обещания, данные Путину в Сочи.

Именно в этом контексте понятна реплика Сергея Лаврова во время встречи с Александром Лукашенко в Минске 26 ноября: ««Прежде всего, приветы от Владимира Владимировича, он подтвердил все, о чем вы договорились с ним прежде. Особенно ваши договоренности в Сочи». Также Лавров отметил, что инициативы по реформе Конституции «очень важные для белорусского общества». А выступая перед журналистами, еще раз подчеркнул, что «стабилизации обстановки в Беларуси будет способствовать конституционная реформа».

Такое настойчивое напоминание, что договоренности в Сочи нужно выполнять, явилось очевидным завуалированным предупреждением Кремля. И явным выражением недовольства союзником.

Чем ответил Лукашенко? До сих пор он мягко игнорировал сигналы из Кремля. А теперь стал понемногу огрызаться. Выступая на заводе «Гомсельмаш», он заявил, что не будет продавать русским белорусские предприятия. В другой раз позволил себе критиковать российские СМИ, которые, по его мнению, неправильно освещают события в Беларуси.

Первым эхом визита Лаврова стало весьма показательное заявление Лукашенко во время посещения больницы №6. Он сказал, что никогда не просил российское руководство о помощи. По его словам, Владимир Путин, узнав о событиях в Беларуси, сам предложил подставить плечо.

Прежде всего, это неправда. После 9 августа Лукашенко неоднократно публично просил Москву о военной помощи для отражения внешней агрессии, которая якобы исходила от Польши и Литвы. Но тот факт, что он просил военной поддержки у России, чтобы защитить свою власть от народа, хотел скрыть. Наверное, немного стеснялся. Но Путин раскрыл все секреты. 27 августа президент РФ в интервью тележурналисту Сергею Брилеву на канале «Россия 1» заявил: «Александр Григорьевич попросил меня сформировать определенный резерв из сотрудников правоохранительных органов. И я это сделал. Но мы договорились также, что он не будет использован до тех пор, пока ситуация не будет выходить из-под контроля».

На следующий день, 28 августа, Лукашенко с большим удовлетворением приветствовал это заявление Путина: «Вы вчера слышали заявление нашего соседа и моего хорошего друга. Это не потому, что россияне хотят защитить Беларусь. Слушайте, сами защитимся. Но мы с президентом России понимаем, что может быть, если мы прозеваем».

И можно предположить, что Лавров напомнил Лукашенко об этом эпизоде. Дескать, когда вы оказались в критической ситуации, могли потерять власть, то умоляли Путина помочь военными формированиями. А теперь отказываетесь от обещаний, данных президенту России в Сочи.

Так вот, назавтра Лукашенко ответил Москве публично практически словами героини известного советского фильма: «Невиноватая я, он сам пришел». Дескать, не больно и надо было. Получается, что Лукашенко обнажил все неприглядное лицо российского империализма, который, воспользовавшись временными трудностями ближайшего союзника, протянул свою военную лапу на святую белорусскую землю. А Лукашенко снова выступает защитником суверенитета Беларуси. Искусство переобувания в воздухе доведено до степени виртуозности.

Говоря по-другому, Лукашенко мягко послал Путина вместе со всеми его предупреждениями. Почему он так осмелел?

На это есть две причины. Во-первых, он пришел к выводу, что самая острая фаза кризиса позади, ситуация взята под контроль, протест перестал быть опасным, теперь его власти ничего серьёзного не угрожает. Поэтому потребность в российской поддержке резко уменьшилась.

А коль так, то теперь проект транзита власти можно притормозить. И если ситуация будет складываться благоприятно, то и совсем его похоронить или свести к профанации.

Во-вторых, Лукашенко правильно посчитал, что Путину некуда деваться. Вписавшись за белорусский правящий режим, Кремль попал в колею, вырулить из которой теперь очень трудно. Страх победы «цветной революции» в Беларуси вытесняет все другие угрозы и неприятности. Поэтому Москва будет вынуждена поддерживать Лукашенко, как меньшее зло, что бы тот ни делал.

Конспирология в больнице №6

После того, как в информационное пространство были слиты телефонные разговоры «Наташи и Димы», Лукашенко прореагировал на это так: «Мы все расскажем на следующей неделе. Поверьте, это будет очень интересно». Все ожидали, что власти будут как-то оправдываться, опровергать эти записи, дескать все это фальсификация, происки врагов и пр.

Однако выяснилось, что никто не собирается оспаривать участие ближайшего окружения Лукашенко в погроме столичных дворов. Оказалось, что власти решили перебить эти сливы другими сенсационными вбросами, добытыми, как утверждается, КГБ.

Находясь в больнице №6, Лукашенко привел отрывки из якобы выступления премьер-министра Польши, переговоров министров иностранных дел Украины и Германии, выдержки из разговора Павла Латушко с министром иностранных дел Чехии, высказывание Светланы Тихоновской и другую секретную информацию.

Однако вся эта конспирология оказалось неубедительной. Если бы он предоставил аудиофайлы с голосами упомянутых персонажей, тогда их можно было бы серьезно обсуждать. А пересказ их Лукашенко вызывает обоснованные сомнения. Более того, вся эта мнимая «компрометация» была быстро опровергнута.

Здесь проблема более глубокая. Дело в том, что теперь любые утверждения Лукашенко вызывают сомнения. Например, он говорит, что задержанный врач Артем Сорокин сфальсифицировал медицинский документ, а на самом деле убитый Роман Бондаренко якобы был пьян в момент убийства. Но его мать передала «Нашей Ніве» копию лабораторного анализа крови сына. Из него следует, что в крови Романа Бондаренко этилового спирта не было.

Лукашенко не понимает, что в информационный век очевидную ложь легко опровергнуть. Тем более удивительна его логика: если человек пьян, то его можно убивать?

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

За ящик «Массандры»

Убийство Романа Бондаренко

Три месяца революции

Многокупольный «золотой парашют»