TOP

Сдаваться нельзя: у преступлений против белорусов нет срока давности

Должностные лица Следственного комитета и Генпрокуратуры отказываются возбуждать уголовные дела и расследовать пытки в отношении тысяч белорусов. Но юристы уверяют: пусть не сразу, но виновные все равно будут наказаны.

Акции протеста против результатов президентских выборов в Беларуси продолжаются уже четвертый месяц, а силовики по-прежнему применяют в отношении мирных граждан неоправданную жестокость — сначала на самих акциях протестов, а потом в РУВД и изоляторах.

Вспоминая недавнюю смерть Романа Бондаренко и расправу с мемориалом в его память, понимаешь: жестокость силовиков уже перевалила не только правовую черту, но и все грани человечности.

По оценкам правозащитников, морально и физически после президентских выборов уже искалечены тысячи белорусов. Заявления от многих из них, подтвержденные судмедэкспертизами, фото- и видеофактами, показаниями свидетелей уже несколько месяцев лежат в Следственном комитете.

Но, несмотря на это, ни одного уголовного дела в отношение силовиков, применивших насилие к мирным гражданам, не возбуждено. Хотя по белорусским законам обязанность возбуждать уголовные дела лежит именно на Следственном комитете и органах прокуратуры.

«Срок проверок, которые по законодательству могут длиться до трех месяцев, у многих уже закончился или заканчивается, — комментируют ситуацию с заявлениями юристы правозащитного центра «Весна». — Теоретически проверка может быть приостановлена для проведения экспертизы, получения ее результатов, и все это может растянуться надолго. Но выводы можно делать уже сейчас: многочисленные факты унижающего достоинства человека обращения и пыток, которые уже доподлинно известны обществу, не только не получили никакой правовой оценки, но и не были даже упомянуты властями».

По сути, уже сегодня речь идет о полном правовом дефолте в Беларуси. А недавно член президиума Координационного совета Павел Латушко и вовсе охарактеризовал сложившуюся ситуацию, как гуманитарную катастрофу в стране.

Тем временем, эмоциональные белорусские качели «победим-не победим» уже заставили многих белорусов опустить руки, перестав бороться за свои права. Но правозащитники уверены: опускать руки не стоит. Мы узнали, почему.

«Понимая, что Следственный комитет готов закрывать глаза на насилие и беспредел, совершенное представителями силовых структур, мы, правозащитники, требуем возбуждения уголовных дел, проведения расследований и наказания виновных, — обратились к белорусам правозащитники центра «Весна». — Верим, что ни одно преступление, совершенное против человечества, не будет спущено с рук, и призываем людей не сдаваться».

К слову, по данным правозащитного центра, с момента августовских событий в отношение мирных протестующих уже возбуждено порядка тысячи уголовных дел.

О том, на какую защиту и правовую поддержку могут рассчитывать пострадавшие от режима белорусы мы спросили у юриста «Весны» Павла Сапелко.

— Мы уже задокументировали показания сотен участников акций протеста, пострадавших от жестоких разгонов. Заявляю совершенно серьезно: то, что со случайными прохожими и участниками акций протеста в последние месяцы творили белорусские силовики, мы интерпретируем не иначе как бесчеловечное обращение и пытки. Мы внимательно изучили обстоятельства сотен дел белорусов, после чего обратились в Генпрокуратуру, требуя возбудить уголовное дело по статье 128 УК Беларуси «Преступление против безопасности человечества». Однако ответа так и не дождались.

И это далеко не все. По факту избиения людей силовиками с требованием возбудить уголовные дела по ст. 455 и 426 я обращался к прокурору Минска, а к его заместителю — с просьбой сообщить сведения о количестве случаев применения оружия сотрудниками милиции. Однако, по мнению зампрокурора, данная информация является закрытой.

— На что в таком случае избитые силовиками люди могут рассчитывать, если СК в возбуждении уголовных дел им отказал?

— Не опускать руки и для начала обратиться в прокуратуру с тем, чтобы ее сотрудники подробно изучали материалы проверок и выясняли, проводились ли по их делу хоть какие-либо проверочные действия, раз уж возможность сделать выводы о степени тяжести телесных повреждений (как они это часто пишут) у них отсутствует.

— А что говорит международное право?

— Беларусь столкнулась с беспрецедентной ситуацией. В случае тысяч тех самых пострадавших белорусов речь идет о нарушении их абсолютного права не подвергаться пыткам. Но международный опыт говорит о том, что если в скором времени в Беларуси все же случатся перемены, всех причастных к преступлениям можно будет привлечь к ответственности.

— И что для этого нужно сделать?

— Для начала уяснить, что резко спасать белорусов никто не бросится. И дело здесь не в нежелании, а в международных механизмах, которые базируются на принципах невмешательства в государственный суверенитет, а также предполагает сотрудничество самого государства в расследовании всех подобных случаев. А этого, как вы понимаете, в Беларуси сейчас нет.

В августе 2020 года иностранные и белорусские правозащитные организации создали международный комитет по расследованию пыток в Беларуси, совершенных против участников мирных протестных акций. Задача комитета — фиксировать пытки, подготавливать с адвокатами судебные иски, писать отчеты по собранной информации, оказывать юридическое сопровождение пострадавшим, а также готовить сообщения и жалобы в международные органы.

Существует и Европейский суд по правам человека, но эту инстанцию мы задействовать не можем — Беларусь не является членом совета Европы.

Есть Международный уголовный суд, однако Беларусь не подписала Римский статут, который учредил его в Гааге. А это значит, что на Беларусь и белорусов юрисдикция Международного уголовного суда не распространяется.

Чуть более действенным инструментом является Московский механизм ОБСЕ. Он больше похож на расследование, которое заканчивается докладом о найденных противоправных сведениях с изложением рекомендаций государству. Плюс этого механизма в том, что его можно запустить без согласия самого государства — другими странами участницами ОБСЕ.

— Что в таком случае для своей защиты белорусы могут сделать уже сегодня?

— В наших силах сделать все, чтобы государство не смогло скрыть произошедшее. Повторюсь, мы на полном серьезе считаем, что преступления, которые силовики совершали и продолжают совершать по сей день, должны быть квалифицированы по статье 128 УК. Наказание по ней предусматривает вплоть до пожизненного заключения и даже смертной казни. Но последнюю, мы все надеемся, отменят.

Наказания не удастся избежать и тем, кто знал об этих преступлениях, но покрывал их либо замалчивал. Ведь за недонесение о таких преступлениях тоже предусмотрена уголовная ответственность. Поэтому сотрудники МВД, которые сейчас знают, но не сообщают о совершенных преступлениях, совершают и это преступление, и должностное. При этом по ст. 128 срока давности вообще нет, а срок давности по тяжким преступлениям равен 10 годам. А это значит, что если не сейчас, то в ближайшем будущем все те, кто творил бесчеловечные преступления над мирными гражданами, будут наказаны.

Надежда Чернявская