TOP

Мирный характер — это сильная сторона белорусского протеста

Василий Поляков — яркий представитель традиционной белорусской оппозиции, который видит белорусское протестное движение не только в контексте сегодняшнего дня, но и в исторической перспективе. Василий Поляков рассказал о своем видении специфики протестов 2020 года, об их причинах и возможных вариантах развития событий.

— Почему выборы прошлых лет для большинства белорусов прошли довольно спокойно, а протестная реакция, если и возникала, была несоизмеримой по масштабам с нынешними протестами?

— Основная причина, как мне кажется, в том, что ранее относительное большинство поддерживало Александра Лукашенко. Конечно, было много недовольных проводимой им политикой, но общество в целом соглашалось с социальным контрактом, когда власть гарантирует каждому своему гражданину набор социальных благ. К настоящему времени условия этого контракта стали нарушаться: начала расти безработица, пенсии превратились в откровенно нищенские. Но самое основное — изменилось общество. Однако ни власть, ни традиционная оппозиция этого не заметили.

Главная причина протестов в том, что власть должна двигать общество вперед, а нынешняя белорусская власть его тормозит.

— Что изменило белорусское общество к 2020 году, превратив его, как поется в популярной песне, в «живой народ»?

— Изменился мир и люди тоже изменились. Белорусы стали больше путешествовать. Стремительное развитие технологий открыло широкий доступ к ресурсам интернета: люди активизировались в социальных сетях, начали пользоваться мессенджерами, получили возможность, находясь у себя дома, работать в крупных иностранных компаниях — в результате рамки их реальности расширились. И когда эти люди выходили на улицы своих городов, они словно попадали в другое измерение, где надо ходить строем и слушать то, что нормальному человеку невозможно воспринимать: например, знаменитый декрет о тунеядстве. Когда эти измерения сталкиваются в сознании человека, происходит взрыв мозга. А взрыв мозга повлек за собой социальный взрыв.

— Одной из отличительных черт белорусских протестов считается отсутствие лидера. Вы видите в этом силу или слабость протестного движения?

— Когда протесты только начинались, власти не могли здраво воспринять этот фактор. Им казалось, что если существует вертикаль власти, то непременно должна существовать и вертикаль протеста. Именно поэтому были брошены за решетку Павел Северинец и Николай Статкевич, задержаны региональные активисты, такие как гомельчане Юрий Власов, Татьяна Каневская. Я тоже был превентивно задержан. Но протест — в сознании людей, а не в головах лидеров.

Власти стремятся выявить «кукловодов», «координаторов». Они отказываются понимать, что люди на улице — это температура, которая сигнализирует о том, что в организме что-то не так. В таком случае нужно думать о том, как обнаружить и начать лечить болезнь, а не просто сбить температуру.

Лидеры сейчас не так важны по сравнению с инициативой снизу. Проблема лидерства выйдет на первый план, когда страна получит возможность новых выборов.

— Часто дискутируется вопрос: может ли мирный протест привести к свержению авторитарного режима?

— Победившие бархатные революции в Европе проходили по мирному сценарию. Мирный характер — это сильная сторона белорусского протеста. Во-первых, это вызывает симпатии во всем мире. Во-вторых, отсутствует фактор, провоцирующий на ответное насилие. А когда насилие применяется к мирным людям, сразу становится понятно, кто преступник.

Наши протесты могут быть длительными — вплоть до года, а то и полутора лет. Если это позволит избежать жертв, оно того стоит. В любом случае — режим обречен.

«Сильные новости»