TOP

Суд над журналистами

9 февраля начался суд над журналистками «Белсата» Екатериной Бахваловой (псевдоним — Андреева) и Дарьей Чульцовой. Им было предъявлено обвинение по ч.1 ст.342 УК («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них»). Возможная санкция — до трех лет лишения свободы.

Девушки в клетке

Как и ожидалось, желающих попасть на процесс было много. Однако служба охраны пропустила в зал заседаний далеко не всех, в том числе и журналистов. Например, отказали в доступе корреспондентам «Белсата».

Самое интересное, что половина зала осталась незаполненной. Формальной причиной стал все тот же коронавирус. В результате — рассадка присутствующих через одного. На фоне полупустого зала бросалась в глаза огромная металлическая клетка, в которой как две птички маячили хрупкие фигуры журналисток Екатерины Бахваловой (27 лет) и Дарьи Чульцовой (23 года). Рядом с ними расположились адвокаты — Сергей Зикрацкий и Андрей Калецкий.

Журналистки находились под стражей с 15 ноября 2020 года, когда их задержали на 14-ом этаже дома, откуда они вели стрим разгона акции памяти Романа Бондаренко. Сначала осудили на «сутки», а с 20-го ноября предъявили обвинение в совершении преступления и заключили под стражу.

Следует отметить, что в период следствия Екатерина и Дарья стали лауреатами премии правозащитного сообщества Беларуси «Журналист года». Их признали политзаключенными. В защиту выступили ряд организаций: Белорусская ассоциация журналистов, ПЕН-Центр Беларуси, Ассоциация польских журналистов, Национальный союз журналистов Украины, Европейская федерация журналистов. Союз журналистов Литвы наградил их премией «Надежда свободы».

Начало суда

Судьей по делу была назначена Наталья Бугук. Государственное обвинение представляла помощник прокурора Фрунзенского района г. Минска Алина Касьянчик.

После начала процесса адвокаты заявили несколько ходатайств. Так, Сергей Зикрацкий говорил об изменении меры пресечения для обеих обвиняемых. Однако гособвинитель выступила против этой инициативы. Судья для принятия решения удалилась в совещательную комнату, после чего отказала в удовлетворении ходатайства.

Гособвинитель Алина Касьянчик огласила обвинение в отношении Бахваловой и Чульцовой. Согласно материалам следствия, 15 ноября 2020 г. они «…из корыстных побуждений, находясь по адресу Сморговский тракт, 1, по предварительному сговору друг с другом и иными неустановленными лицами, имели умысел на организацию действий, грубо нарушающих общественный порядок, которые были сопряжены с явным неповиновением требованиям правоохранительных органов и повлекли нарушение работы транспорта. Преступление совершили с помощью мобильных телефонов, видеокамер, штатива и жилетов с надписью «Пресса». Кроме того, в обвинении указывается, что в прямом эфире «путем озвучивания информации» они осуществляли сбор участников несанкционированного мероприятия.

По мнению следствия, Екатерина Бахвалова «…давала положительную оценку происходящим событиям и, тем самым, организовала действия, грубо нарушающие общественный порядок». Они повлекли нарушения в работе общественного транспорта. Так, «Минсктранс» оценил ущерб на сумму более 11 500 рублей.

Обвиняемые своей вины в инкриминируемых действиях не признали. Дарья Чульцова отказалась давать показания. Поэтому на суде зачитали ее показания на предварительном следствии. В частности, она утверждала, что никого не призывала, не организовывала, к действиям не склоняла. Екатерина Бахвалова назвала обвинение актом мести спецслужб за выполнение профессиональной деятельности, а дело — политически мотивированным.

В судебном заседании были допрошены ряд свидетелей, в том числе: житель высотки, наблюдавший происходящее на улице; женщина, которая находилась в гостях в квартире, откуда вели стрим журналистки; хозяева квартиры; работник «Минсктранса», а также муж Екатерины Бахваловой — Игорь Ильяш.

На этом первый день суда завершился. Следующее заседание было назначено на 16 февраля.

Правовая оценка

Если проанализировать юридический состав статьи 342 УК, то можно выделить несколько отличительных признаков этого преступления: во-первых, действия по организации и подготовке групповых действий; во-вторых, результат этих действий в виде нарушения общественного порядка, что сопровождается неповиновением законным требованиям представителей власти либо влечет за собой нарушение работы общественного транспорта; в-третьих, самостоятельной формой совершения преступления является активное участие в таких действиях.

Из озвученных в суде материалов дела следует, что ни Екатерина, ни Дарья никаких групповых действий не организовывали (они только фиксировали происходящее на камеру). Общественный порядок они не нарушали, в акции не принимали участия. Одного умысла, если он даже был, недостаточно, чтобы считать его преступлением. То, что Бахвалова вела прямую трансляцию и озвучивала снимаемые кадры, объективно не могло повлиять на действия участников акции.

По сути, предъявленное журналисткам обвинение основано на предположениях, а не на фактологическом материале. Никаких противоправных действий девушки не совершили. Как журналисты они лишь сняли брутальный разгон мирной акции. Если исходить из положений Уголовно-процессуального кодекса (ст.16), то сомнения в обоснованности обвинения должны толковаться в пользу обвиняемого. В свою очередь, приговор не может быть основан на предположениях.

В последующих заседаниях суду предстоит еще изучить собранные следствием доказательства и иные материалы, в том числе видеозапись репортажа от 15 ноября 2020 г. Свою позицию по поводу действий журналистов должен высказать государственный обвинитель, а также защитники и обвиняемые. Но уже сейчас очевидно, что приговор по этому делу станет индикатором белорусского правосудия и вызовет большой резонанс не только в Беларуси, но и в мире.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор