TOP

Что это за «хороводное дело»?

На протяжении трех месяцев в Бресте рассматривается так называемое «хороводное дело». Речь идет о массовой акции 13 сентября 2020 г. в центре города. Ее участники водили на перекрестке хоровод. Отсюда и название дела.

Непредсказуемая реакция

По факту проведения акции органы прокуратуры возбудили уголовное дело по ст.342 УК («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них»). В качестве подозреваемых по нему привлекались порядка 100 человек. Основой для подозрений, а позднее — и обвинений послужили видеоматериалы событий, изъятые у редактора н портала «Виртуальный Брест» Андрея Кухарчика.

В ходе предварительного следствия обвинение было предъявлено более 50 фигурантам. Основой обвинения для всех случаев стало следующее утверждение: «Действуя в группе с иными лицами, которые на проезжей части громко кричали, свистели, выкрикивали лозунги, хлопали в ладоши, умышленно приняли участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок и препятствовали нормальной работе транспорта, предприятий и организаций…».

Иными словами, людей привлекают к уголовной ответственности за то, что они вышли на перекресток проспекта Машерова с бульварами Шевченко и Космонавтов в центре Бреста, чем помешали работе общественного и личного транспорта. Из-за их действий сбился график работы расположенных поблизости торговых объектов. По данным коммунальных служб, ущерб троллейбусному парку составил 619 рублей, автобусному — 40 рублей и 37 копеек. Учли даже то, что ресторан KFC не смог работать 37 минут (!).

К расходам могли бы отнести и то, что для разгона акции использовали водомет, который вылил на участников не один десяток литров окрашенной воды.

Судебные процессы

Участников этого резонансного дела почему-то решили судить «десятками», нарушив, тем самым, один из принципов уголовного процесса «одно преступление — одно уголовное дело». Согласно этому принципу, все фигуранты дела должны идти «одной компанией». Это следует также из статьи 18 УПК «Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств уголовного дела».

Первые десять человек выслушали приговор суда Ленинского района г.Бреста 25 февраля с.г. Всех осудили к ограничению свободы («химии»). Среди осужденных: учительница Марина Глазова, студентка Марина Сирецан и ряд молодых мужчин — Святослав Ярошук, Виктор Денисенко, Алексей Якубук, Виталий Литвин, Николай Федосенко, Евгений Колпачик, Максим Жаров, Вадим Воронович. В отношении Валентины Жуковской и Сергея Наливки дело было выделено в отдельное производство, поскольку они не посещали некоторые заседания суда по состоянию здоровья.

Приговор второй «десятке» был оглашен 15 марта с.г. Два обвиняемых — Дмитрий Буневич и Алексей Артецкий — были осуждены к реальным срокам (в колонии), остальные — к ограничению свободы.

28 апреля закончился судебный процесс в отношении третьей партии обвиняемых. К ним добавились Валентина Жуковская и Сергей Наливка из первой «десятки». Государственный обвинитель высказался за осуждение всех участников.

В числе обвиняемых в этой группе (их оказалось 14 чел.) — известная не только Бресту, но и всей стране пенсионерка Елена Гнаук. За участие в акциях протеста она неоднократно подвергалась административным санкциям, в том числе аресту.

Правовая оценка

По мнению брестского правозащитника Романа Кисляка, в «хороводном деле» отсутствуют признаки преступления. Оно было инспирировано властями с целью показательно наказать активных участников акции и запугать всех остальных.

Брестский активист Андрей Шаренда считает, что власти сами спровоцировали скопление людей, перекрыв дорогу в центральную часть города. Он утверждает, что это дело своей уникальностью войдет в анналы правосудия Беларуси.

Следует отметить, что, наряду с «хороводным делом», в Бресте ранее слушалось групповое дело о массовых беспорядках 9 — 10 августа 2020 г. Тогда были осуждены около полусотни обвиняемых, в том числе двое несовершеннолетних. Большинство из них получили сроки от 3,5 до 4,5 лет лишения свободы.

30 апреля с.г. суд Московского района г.Бреста вынес приговор по уголовному делу в отношении 14 жителей Пинска, которые обвинялись в массовых беспорядках в ночь с 9 на 10 августа. Судья Евгений Бреган осудил всех к лишению свободы на сроки от 5,5 до 6,5 лет. Среди осужденных — несколько 20-летних парней, а также супруги Мовшук, у которых остались малолетние дети.

Возвращаясь к «хороводному делу», я, как и брестские юристы, считаю, что в действиях участников мирной акции не усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст.342 УК. В ходе расследования не было установлено организаторов акции, никто не нарушал общественный порядок, не высказывал неповиновения требованиям работников милиции, не хулиганил. Да, на некоторое время было приостановлено движение общественного транспорта, но до возбуждения уголовного дела никто не предъявлял участникам каких-то претензий.

Характерно и то, что первоначально участники акции привлекались к административной ответственности. Потом за те же действия их привлекли к уголовной ответственности. Это вступает в противоречие с известным правовым постулатом «non dis in idem» (с лат. — «не дважды за одно»). То есть, если лицо отбыло наказание за деяние, то оно не должно повторно привлекаться за то же самое.

Более того, можно утверждать, что в действиях участников отмеченной акции нет также признаков административного правонарушения. Они не воспринимали свои действия как правонарушение, поскольку не нарушали общественный порядок и не осознавали своей вины. По сути, они стали жертвами незаконных действий со стороны работников милиции, следствия и суда. В частности, их незаконно привлекли в качестве обвиняемых (ст.393 УК), в отношении их сфальсифицировали доказательства (ст.395 УК), в отношении их вынесли заведомо неправосудный приговор (ст.392 УК).

К сожалению, такие случаи наблюдаются в нашей действительности. Это свидетельствует о том, что нынешняя система судов и правоохранительных органов нуждается в реформировании.

P.S. 7 мая с.г. судья суда Московского района г.Бреста Инна Клашпач объявила приговор 14 обвиняемым по «хороводному делу». Гражданин России Данила Чемоданов, который в период следствия находился под стражей, получил один год лишения свободы, остальные обвиняемые приговорены к ограничению свободы («химии») на сроки от полутора до двух лет. Среди них: мать и дочь Елена и Виктория Лыскович, студенты Владислав Новицкий, Радион Кондратюк и Кирилл Луд, мать четверых детей Людмила Луцкая, врач Юрий Чубрик, пенсионерка Елена Гнаук, а также Мария Скоковец, Виктор Лобко, Василий Чернецкий, Сергей Наливко, Валентина Жуковская.

По итогам трех процессов по данному делу осуждены 32 человека. На очереди — еще несколько партий обвиняемых.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор