TOP

О правомерности референдума 1995 года

Май богат на события прошлого. Это — и Первомай, и День Победы, и время исчезновения Юрия Захаренко, и день первого в истории Беларуси референдума.

Зачем нужен был референдум?

Как известно, с инициативой проведения того референдума выступил Александр Лукашенко. Он предложил для всенародного голосования четыре вопроса: 1) согласны ли вы с приданием русскому языку равного статуса с белорусским? 2) поддерживаете ли вы предложение об установлении новых государственного флага и государственного герба Республики Беларусь? 3) поддерживаете ли вы действия Президента Республики Беларусь, направленные на экономическую интеграцию с Российской Федерацией? 4) согласны ли вы с необходимостью внесения изменений в Конституцию Республики Беларусь, которые предусматривают возможность досрочного прекращения полномочий Верховного Совета Республики Беларусь в случаях систематического или грубого нарушения Конституции?

Депутаты от БНФ выступили против такой инициативы, ссылаясь на то, что согласно Закону «О референдуме (народном голосовании) в Республике Беларусь» от 13 июня 1991 г. на референдум не могли, среди прочих, выноситься вопросы, «…нарушающие неотъемлемые права народа Республики Беларусь на суверенную национальную государственность, государственные гарантии существования белорусской национальной культуры и языка». Между тем, в первых двух вопросах затрагивались вопросы о национальной государственности и о существовании национальной культуры и языка.

Зачем надо было посягать на сакральные ценности белорусского народа? Одной из версий может быть стремление лишить белорусов национальной идентичности и способствовать их ассимиляции с русским народом. Возможно, преследовалась цель нанести удар по национальной оппозиции во главе с БНФ. Нельзя исключить и желание сохранить в Беларуси советские порядки.

Вопрос о поддержке действий президента, направленных на экономическую интеграцию с Россией, отражал ничто иное, как одобрение курса на объединение с соседним государством. Это создавало потенциальную угрозу суверенитету Беларуси, поскольку по сравнению с Россией она являлась более слабым государством.

С далеким прицелом был и четвертый вопрос — о предоставлении президенту права досрочного роспуска Верховного Совета в случаях систематического или грубого нарушения Конституции. Несмотря на то, что этот вопрос носил консультативный характер, он закладывал предпосылки для будущих законодательных инициатив и обозначил стремление А.Лукашенко утвердить свою власть над парламентом. Инициатива была реализована при проведении референдума 1996 г.

Как видим, А.Лукашенко пытался навязать народу свои политические ориентиры, которые в значительной степени расходились с положениями законодательства и интересами беларусского общества.

Что было незаконным на референдуме?

Прежде всего, нарушен порядок назначения референдума. Как пишет депутат Верховного Совета 12-го созыва Сергей Наумчик в книге «Дзевяноста пяты», 11 апреля 1995 г. при обсуждении вопроса в Верховном Совете о назначении референдума 19 депутатов в знак протеста объявили голодовку в зале заседаний. В результате три вопроса не получили необходимого числа голосов депутатов.

В ночь с 11 на 12 апреля в здание Верховного Совета ввели военные, милицейские и специальные подразделения (по данным С.Наумчика, более 600 чел.). В отношении депутатов была применена сила со стороны людей в масках. Их удалили из Овального зале и вывезли на милицейских машинах в отдаленные места города.

На следующий день депутатов, объявивших голодовку, не пустили в здание парламента. Оставшиеся со второй попытки, что является нарушением Регламента, утвердили вопросы референдума и назначили дату его проведения.

Однако следует отметить, что согласно части 2 статьи 148 Конституции 1994 г. изменения и дополнения в Конституцию запрещается вносить в период чрезвычайного положения, а также в последние шесть месяцев полномочий Верховного Совета. Как раз это имело место в тот период. К тому же на 14 мая 1995 г. уже были назначены парламентские выборы. В результате получилось «наслоение» референдума на выборы депутатов Верховного Совета 13-го созыва. Это усложняло процедуру голосования и распыляло внимание избирателей. Кроме того, референдум не мог проводиться ранее трех месяцев со дня его назначения (ст.12 Закона).

Важно и то, что вопросы, предложенные на референдум, вступали в противоречие с действующим тогда законодательством, а именно: Декларацией о государственном суверенитете 1990 г. (ст.ст.1, 2, 3), Законом «О референдуме (народном голосовании) в Республике Беларусь» 1991 г. (ст.3), Конституцией 1994 г. (ст.ст.17, 78, 148).

Немало нарушений законодательства было допущено в ходе проведения голосования. Независимые наблюдатели, в том числе от БНФ, зафиксировали массовые фальсификации при подсчете явки избирателей и итогов голосования. Наблюдатели от ОБСЕ также отметили факты вмешательства органов исполнительной власти в процесс голосования.

Характерно, что по данным Центризбиркома, более 75% избирателей поддержали вопросы, предложенные А.Лукашенко. В то же время выборы Верховного Совета оказались неудачными в большинстве избирательных округов. По итогам первого тура было избрано лишь 119 депутатов из 260. Такое положение — отсутствие в стране полноценного парламента — сохранялось до 10 января 1996 г., когда в результате довыборов Верховный Совет 13-го созыва приступил к работе в составе 198 депутатов.

Какой выход из ситуации?

Понятное дело, что нарушения законности надо исправлять, несмотря на пропущенное время. Если исходить из того, что референдум был назначен незаконно, а вопросы, вынесенные на него, не могли стать предметом голосования, то это следует признать в соответствующем акте компетентного государственного органа.

В качестве последнего может выступать новый состав легитимного парламента. По Конституции 1994 г. таковым парламентом является Верховный Совет Республики Беларусь. При его избрании он вправе отменить незаконное постановление от 12 апреля 1995 г. о назначении референдума, а также аннулировать его итоги (замечу, что Верховный Совет 12-го созыва после референдума не собирался в правомочном составе).

Другим органом власти, который вправе принять решение, может быть легитимный состав Конституционного суда. При обращении к нему одного из уполномоченных субъектов он может вынести решение о соответствии (несоответствии) Конституции и законам Республики Беларусь референдума 1995 года.

На мой взгляд, восстановление законности в стране — вопрос времени. Условием для этого является возврат Конституции 1994 г. и избрание легитимного парламента — Верховного Совета Республики Беларусь.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор