TOP

Наш ответ Вашингтону

Главной белорусской политической новостью минувшей недели стала встреча Светланы Тихановской с президентом США Джо Байденом. Финальный аккорд ее визита в Соединенные Штаты оказался очень звучным.

Сляпому добра ў цьме.
Алесь Гарун

Встреча Тихановской с Байденом

Важно отметить высокий уровень переговоров Тихановской в Вашингтоне. Она была принята советником президента по национальной безопасности Джейком Салливаном, государственным секретарем Энтони Блинкеном, другими высокопоставленными чиновниками. Практически все ключевые американские СМИ отреагировали на визит Тихановской и везде звучал вопрос о встрече с Байденом.

Президент США, который вначале не планировал встречаться с лидером белорусского протеста, передумал, и короткая встреча состоялась. И это стало знаковым событием. Джо Байден за шесть месяцев своего президентства встречался с небольшим количеством иностранных лидеров. Например, переговоры с президентом Украины Владимиром Зеленским запланированы только на 30 августа.

Таким образом, можно констатировать, что визит Светланы Тихановской в США превзошел все ожидания, произвел большой политический эффект.

Нужно заметить, что белорусские власти поспособствовали эффективности визита Тихановской, как раз накануне его разгромив Радио Свобода, арестовав журналистов этого американского медиаресурса.

Что в сухом остатке? Визит Тихановской в Вашингтон вывел белорусский вопрос на более высокий уровень в шкале приоритетов внешней политики США. И это — главный результат. Анонсирована поддержка гражданского общества Беларуси, введение новых санкций против официального Минска.

Еще один важный вывод. До сих пор много говорилось о том, что белорусский политический кризис не имеет геополитического измерения. Встреча Тихановской с Байденом стала завершающей точкой, символизирующей наличие этого измерения. Теперь этот геополитический раскол стал очевидным. Запад активно поддерживает стремление белорусского общества к демократическим переменам, Россия же оказывает активную помощь правящему режиму. Этот раскол оформился объективно, вне зависимости от желания и настроений протестующего общества, просто в силу логики политического процесса. Не случайно МИД РФ устами Марии Захаровой разразился гневной эскападой по поводу встречи Тихановской с Байденом.

Раздражение Лукашенко

Александр Лукашенко не смог скрыть своего раздражения, а может быть, опасения в связи с этой исторической встречей в Вашингтоне. Ибо она разрушает всю официозную пропагандистскую конструкцию. Ведь до сих пор государственные СМИ упорно доказывали, дескать, кто такая Тихановская – самозванка, пустое место, она никто, только котлеты жарить умеет. И вот теперь ее принял лидер самой могущественной страны в мире. Все это произвело весьма неблагоприятное впечатление на белорусскую номенклатуру.

Лукашенко посвятил этому событию целый сюжет в ходе встречи с руководителями вертикали 30 июля. Почти подсознательно, в своем неповторимом политическом стиле он попытался оправдаться: «Я хорошо знаю двух предыдущих американских президентов, даже трех. Мы официально с ними не имели никаких отношений, но я их очень хорошо знаю». Желая принизить значение встречи Тихановской с Байденом, он невольно стал соизмерять себя с ней. Дескать, и я тоже хорошо знаю американских президентов.

Ну а затем уж дал волю своему раздражению и гневу. Заявив, что «я с женщинами не воюю», он обрушился на Тихановскую целым градом обвинений, назвав ее «мерзавкой».

Новая страшилка в адрес Запада

Но, видимо, этого Лукашенко показалось мало. Возможно, он решил, что ответ на громкий визит Тихановской в Вашингтон должен соответствовать масштабу этого события. И, желая напугать Запад, пошел на повышение ставок. В выступлении перед вертикалью Лукашенко пригрозил, что российские войска могут быть размещены на территории Беларуси: «Если нужно будет для безопасности Союзного государства, которое мы строим, для безопасности Беларуси и России разместить здесь все вооруженные силы со всеми видами вооружений — они будут здесь размещены незамедлительно».

То есть речь идет уже не о российских базах, а о войсках РФ со «всевозможным вооружением». Кажется, такое было сказано впервые. Накануне сентябрьских белорусско-российских учений это звучало особенно угрожающе.

Это заявление хорошо вписывается в процесс эскалации конфликта с Западом. Здесь и создание миграционного кризиса на границе с Литвой, и угроза появления нелегальных мигрантов с оружием. И вот намек на дислокацию российской армии в Беларуси.

Однако подобные страшилки в адрес Запада не укладываются даже в российскую политику. Лукашенко еще не закончил свое выступление, как пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что власти Беларуси не обращались к российскому руководству по поводу возможности размещения в республике вооруженных сил РФ. Такое мягкое дипломатическое дезавуирование. Тут и успокаивающий сигнал Западу, и явный укол Лукашенко. Дескать, не ему решать, когда и где Россия будет размещать свои войска.

В обстановке чрезвычайного положения

И само мероприятие 30 июля, названное «встречей с активом местной вертикали по актуальным вопросам общественно-политической обстановки», оказалось тоже очень знаменательным.

Уже больше полугода в Беларуси все спокойно, протесты парализованы жесткими репрессиями, власти полностью контролируют ситуацию. Казалось бы, можно выдохнуть, успокоиться и возвращать жизнь в нормальное русло. И проводить совещание с социально-экономической повесткой дня, поговорить об уборке урожая, выслушать выступление министра экономики и пр.

Но нет. Встреча с вертикалью прошла в обстановке чрезвычайного положения. Основной месседж Лукашенко аудитории состоял в том, что ситуация в стране не нормализована, мы в состоянии гибридной войны, в осажденной крепости, вокруг враги. Он все время нагнетал напряженность, призывал к укреплению дисциплины, мобилизации. Затем выступили министр обороны, председатель КГБ, министр иностранных дел, которые говорили то же самое.

Иначе говоря, Лукашенко не ощущает себя победителем, не чувствует, что он в безопасности. И это свое состояние он пытается передать правящей номенклатуре. Дескать, положение глухой изоляции, западных санкций, блокады воздушного пространства, напряженность в отношениях с соседними странами, особенно на границе с Литвой – это новая белорусская нормальность. При этом никаких перспектив выхода, кроме продолжения политической войны с недовольными внутри страны и внешними врагами, соседями Лукашенко не предлагает.

Но в осажденной крепости всем неудобно жить, в том числе и высоким чиновникам.

Скандал в Токио

Беларусь вляпалась в очередной международный скандал. Белорусскую спортсменку Кристину Тимановскую пытались отправить с Олимпиады в Токио в Минск без ее согласия за критику руководства белорусской легкоатлетической сборной. Но она устроила скандал, отказалась лететь в Беларусь и попросила политического убежища. Какие выводы можно сделать из этой истории?

  1. Самострелы белорусских властей становятся регулярными, они поставлены на поток. Система просто запрограммирована на них.
  2. В стране сформировалась атмосфера, в которой любая критика властей, даже руководства белорусской легкоатлетической сборной, считается покушением на власть.
  3. Все граждане обязаны беспрекословно выполнять любые приказы сверху. Люди приравниваются к солдатам, которых можно заставить выполнить любую задачу. В нашем случае спортсменов обязали выступать в другой дисциплине, а возражения восприняли как измену. За это Тимановскую дома ожидало наказание. Это уже что-то из опыта Северной Кореи.
  4. Любой конфликт в сегодняшней Беларуси сразу приобретает политический характер, о чем свидетельствуют комментарии белорусского государственного телевидения по этому поводу.
  5. Очевидно, что экстренная высылка непокорной спортсменки является инициативой политического руководства, о чем тренеры сборной говорили открытым текстом.

Получается, что чем больше Лукашенко вмешивается в спорт, тем больше вреда. Сразу вспоминается история визита в Минск президента Международной федерации хоккея Рене Фазеля и отмены чемпионата мира по хоккею в Минске.

Валерий Карбалевич, политолог