TOP

Три признака агрогламура

Дворец Независимости, Минск. Фото: turbina.ru

Говорят, каждая эпоха имеет свой художественный стиль, с которым она будет ассоциироваться у потомков. Наша — не исключение. Причем имя этому стилю придумали, не дожидаясь ее окончания. Автор неизвестен — к счастью для него. Но в том, что слово «агрогламур» попадет во все учебники, можно не сомневаться. Интересно, как будут писать о нем лет через сто?

Проезжая недавно мимо столичной площади Якуба Коласа, обратил внимание на два ярких пятна, изображавших, кажется, что-то литературное. Такие у нас называют световыми скульптурами. Обойти их взглядом было попросту невозможно: пятна нарядные, как барышня на дискотеке. Бронзовый классик и его герои вмиг стали ненужными свидетелями этого великолепия. Знаковый и высокобюджетный ансамбль, создававшийся целой плеядой мэтров, оказался в его тени.

…Поскребешь ногтем под золотой краской китайская пластмасса…

Агрогламур, как и все настоящие стили — это еще и жизненная философия. Его сложно определить по формальным признакам. Да и не стоит. Ведь сам подход, стиль мышления узнаваем безошибочно.

Повстречавшись как-то в таком демократичном месте, как «Центральный», с писателем и художником Адамом Глобусом, услышал от него, может, не энциклопедичное, но довольно верное объяснение того, что такое гламур. Это даже не роскошь, а имитация роскоши. Не золото, а позолота.

Гламур — это всегда напоказ, он рассчитан на внешний эффект. Правда, радзивилловская роскошь — как бы тоже не скандинавский стиль. Но отличие в том, что гламур можно слегка поскрести ногтем — и под золотой краской вскроется китайская пластмасса.

…Лоску и картинки больше, чем рационального решения…

Приставка «агро-» эффект усиливает. Похоже, она отсылает к одному из самых ярких неологизмов нашего времени — агрогородок.

В этом нелепом, на первый взгляд, слове скрыто так много! Комплекс сельского жителя из-за своего фрикативного «г». Желание избавиться от пренебрежительного эпитета «дзярэўня». Жажда освоить немыслимые еще для твоих родителей цивилизационные стандарты — асфальтированные улицы и санузел в доме.

Конечно, нет ничего плохого в том, чтобы «доярка или свинарка, отработав на ферме, (…) к мужику в постель ложилась помытой». Вопрос только, какими методами это достигается. В нашем случае получилось безвкусно, некачественно, без фантазии (или с ее избытком), без учета местных культурных и архитектурных традиций.

Причем эта же приставка породила и хорошее слово: агроусадьба. В адекватном своем воплощении — традиционная хата, но с удобствами. Такими же хатами обзаводятся и коренные горожане, по своей воле выбирающие деревню.

Собственно, я о том, что альтернатива одинаковым заборам и президентским домикам веселеньких расцветок все же была. Значит, их появление — это уже вопрос вкуса, а вовсе не фатум.

Но беда не только в том, что госпрограмма возрождения и развития села, которая эти агрогородки породила, по итогу оказалась именно гламурной: лоску и картинки было больше, чем рационального решения глобальных проблем. Соответственно, урбанизацию она не сильно остановила.

Есть тут и еще одна проблема. Тот подход, который применялся в агрогородках, стал универсальным. Все приметы нового стиля можно встретить и в центрах настоящих, не агро-, — самых настоящих городов. Он напорист и агрессивен. Он всасывает и переваривает все.

Скажем, однажды в Клецк по случаю толь дожинок, толь еще какого праздника завезли очень много бордовой металлочерепицы. Хватило ее не только на райисполком и отдел милиции, но и на храм XVII века — ценнейший образец сарматского барокко. Заодно его еще и золотистыми луковичками украсили.

И вот, про барокко теперь можно забыть. Зато в общем агрогламурном ансамбле храм смотрится как влитой.

…Этот стиль не только игнорирует прошлое ему и на будущее наплевать…

Столица — не исключение. Прекрасное здание, появившееся недавно на Октябрьской площади — ну просто эталонный образец стиля. Оно обладает всеми главными его признаками, которых я насчитал три.

Первый из них — конечно, «сверкучесть», как говорила героиня Ренаты Литвиновой. Расчет на шик и внешний эффект. Иногда это убийственные расцветки и сами материалы, иногда — помпезные архитектурные решения. Но без второго признака оно бы так не работало.

Агрогламур — это еще и экономия. Сочетать ее с показной роскошью, конечно, непросто. Но крестьянский ум ищет оптимальные решения — скажем, высотность в ущерб эстетике.

А главное, на чем принято экономить, — нематериальные составляющие. То есть авторская мысль. Крепкому хозяйственнику невдомек, зачем за это надо платить.

Если бы световые скульптуры в Минске доверили классным художникам, а не анонимному дизайнеру, из тех же лампочек получились бы вполне приличные вещи. А если бы еще классные архитекторы нашли вежливый способ их подать…

Но для агрогламура это лишние заморочки и траты. Ведь оно же и так красиво!

И вот именно здесь отличие агрогламура от просто выпендрежа. Что тут греха таить, архитектура и монументальное искусство всегда была способом выпендрежа для власть имущих, дискурсом их самореализации, возможностью преподнести себя в идеальном ключе. И, конечно, оставить о себе хорошую память.

Но для этого необходима некоторая осмысленность действий. Во-первых, критический анализ прошлого — иначе можно повториться или, наоборот, изобрести велосипед без колес. А во-вторых — нацеленность на будущее. Стремление не освоить деньги здесь и сейчас, а создать настоящий шедевр.

Любуясь главным проспектом столицы, я вот уже который год недоумеваю: откуда такая изысканность, такая продуманность и в общем, и в деталях? Ведь строилось все после войны, для горожан в первом поколении, удивить которых мог любой дом выше двух этажей. Зачем было для них так стараться? Неужели архитекторы и заказчики предполагали, что их творения переживут саму эпоху?

Видимо, таки да. Чего совсем не скажешь про создателей парадной магистрали нынешнего времени — проспекта Победителей.

Агрогламур не только игнорирует прошлое – и в плане местных традиций и мифов, и в плане истории искусства. Ему еще и на будущее наплевать. Он просто не мыслит такими категориями. Да и вообще… не очень-то мыслит.

Вот, пожалуй, третий — и самый удручающий — признак агрогламура. Стиля, который, будем надеяться, свою эпоху не переживет.