TOP

Украина для беларусских беженцев. Ложка горького

Фото: Федеральное агентство новостей / riafan.ru

На днях украинские правозащитники вместе с представителями беларусской диаспоры добились проведения парламентских слушаний, и власти выслушали проблемы, которые пока остаются актуальными для политических мигрантов из Беларуси.


Читайте также: Украина для беларусских беженцев. Бочка сладкого


Пока одни беларусы трудоустраиваются в Украине по IT-квотам на прибыльную работу и чувствуют себя защищенными, другие – метаются в поисках легального статус проживания и считают истекающие 180 дней, задумываясь о получении гуманитарной визы в Польшу и Литву. Нередко – опасаясь возможной экстрадиции по действующим соглашениям между силовыми ведомствами двух стран. 

Главным акцентом межкомитетских слушаний Верховной Рады 23 ноября был обозначен вопрос безопасности пребывания беларусских беженцев в Украине. Как отмечают правозащитники «Центра гражданских свобод», только в течение 2021 года Генеральная прокуратура поручила Главному следственному управлению Национальной полиции выполнение 19 ходатайств о предоставлении международной правовой помощи по уголовным делам. Из них 6 запросов выполнено, а еще 13 в процессе. В период с января по июнь 2021 года у Национальной полиции было 378 контактов с беларусскими силовыми структурами по линии Интерпола. По данным Государственной миграционной службы, из Украины в Беларусь и третьи страны выдворены 16 беларусов.

Только по информации судебного реестра, с августа 2020 года Офис Генерального прокурора более 260 раз обращался в различные суды, чтобы получить санкции на проведение следственных действий по международным запросам правоохранительных органов Украины. Часть из них относилась к обычным уголовным преступлениям, но остальные касались фабрикования политических дел против участников мирных протестов в Беларуси. Таким образом, офис Генерального прокурора Украины фактически готовит и пересылает доказательства, которые могут быть использованы для политически мотивированных преследований, отмечают правозащитники.

Такая ситуация возможна благодаря действующим соглашениям между силовыми ведомствами Беларуси и Украины. Но необязательно отказываться от их выполнения или полностью прекращать взаимодействие по этой линии, чтобы обезопасить политических мигрантов из Беларуси, уверен член экспертного совета «Центра гражданских свобод» Владимир Яворский:

В ситуации, которую мы имеем, Украина вправе установить мораторий на экстрадицию или принудительное выдворение граждан Беларуси, поскольку с большой вероятностью эти люди могут столкнуться с пыткам, жестоким обращением или нарушением права на справедливый суд, а в отдельных случаях – права на жизнь, поскольку в стране за многие преступления предусмотрена смертная казнь. Я считаю, что сегодня Украина могла как минимум на год, до стабилизации ситуации, применить процедуру введения моратория. И в целом стараться принудительно не выдворять граждан. Речь не только про судебную процедуру принудительного выдворения, но и другие, когда, например, сотрудники СБУ вывозят людей на границу с Беларусью или когда беларусам отказывают во въезде и им приходится возвращаться назад, где есть риск быть задержанными по политическим мотивам. Можно принимать и другие решение, ведь всегда остается на усмотрение государства, допускать ли иностранца до проживания в Украине. Также можно давать определенное время, чтобы человек самостоятельно покинул страну, выехав в более безопасную страну, тем самым исключить создание небезопасной ситуации для этого человека. Так как ни одно международное соглашение не требует от Украины выдворения гражданина именно в Беларусь.  

Второй важный момент, считает Яворский,

нужно избирательно подойти к выполнению международных запросов, которые приходят из Беларуси. Например, Украина может отказаться выполнять эти запросы по Минской конвенции, если действия, которые инкриминируются, не являются преступлениями в Украине. Например, оскорбление, дискредитация Республики Беларусь, подготовка и распространение материалов экстремистского характера, финансирование экстремистской деятельности, разжигание социальной вражды, реабилитация нацизма и т.п.

Представитель Департамента международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры Украины в ответ на подобное предложение озвучила, как работает ведомство с подобными вопросами:

Во-первых, Офис Генерального прокурора, как центральный орган по вопросам международно-правового сотрудничества во время уголовного расследования и даже досудебного расследования, обязан безоговорочно придерживаться законодательства Украины и международных договоров, которые также являются частью нашего законодательства. И если Верховная Рада признала обязательность подобного соглашения, Офис обязан его исполнять. Международно-правовое сотрудничество во время уголовного расследования с соответствующими органами Республики Беларусь осуществляются на основании Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях в гражданских, семейных и уголовных делах. Законом Украины конвенция ратифицирована, поэтому она обязательна и подлежит безусловному исполнению. Следовательно, Офис рассматривает все иностранные запросы, в том числе и из Беларуси. 

Количество подобных запросов от Республики Беларусь стремительно возрастает, констатируют в Генеральной прокуратуре. Если в 2019-м было 588 запросов, то в 2020-м – 1195, а по состоянию на середину ноября 2021 года Офис получил 1531 подобный запрос. Это больше половины от запросов, которые поступают в страну со всего мира. При этом 90% запросов, которые поступают в наше ведомство с беларусской стороны, касаются уголовных дел, связанных с мошенничеством с использованием компьютерной техники. 

Вместе с этим, после событий 2020 года в Офис Генерального прокурора начали приходить запросы, которые касаются других уголовных дел. Это например, «Насилие или угроза применения насилия в отношение сотрудника правоохранительных органов, судьи» или «Оскорбление судьи». В нашем Кодексе имеется статья, подобная первой, но нет предусматривающей ответственность за оскорбление. Поэтому, в первом случае есть основание для отказа – когда нет соответствия нашему законодательству, а во втором оснований не реагировать нет,

– заключила представитель Офиса. 

Подобная скованность международными обязательствами, а также поведение украинских спецслужб в отдельных случаях иногда приводит к эпизодам, которые сложно назвать дружественными по отношению к беларусским политмигрантам. Вот несколько показательных примеров.  

Утром 21 апреля 2021 года в квартиру, где живет беларусский активист Алексей Боленков, наведались сотрудники полиции, а следом — и Службы безопасности Украины. Вторые заявили, что активист угрожает нацбезопасности страны и им приказали вывезти его на границу с Беларусью. Активист вызвал адвоката и отказался ехать с сотрудниками. В документах, которыми правоохранители обосновывали выдворение беларуса, не было информации о том, что его должны вывезти именно на родину. Документ подписал начальник департамента защиты государственности. Сотрудники спецслужбы предложили доставить его к ближайшей границе. Только после нескольких судов и апелляций, суд признал решение СБУ о выдворении Боленкова из страны незаконным.

В июне 2021 года беларусскому добровольцу Дмитрию отказали во въезде в Украину на основании того, что его паспорт числится в базе Интерпола, как утерянный. По информации Дмитрия, документ был добавлен в эту базу силовиками Беларуси, которые имели умысел по надуманным причинам привлечь его к ответственности за участие в боевых действиях на юго-востоке Украины, а также политическую позицию относительно режима Лукашенко. Дмитрий уехал в Украину в 2015 году, некоторое время служил по контракту. Несколько раз выезжал за пределы Украины и возвращался, несмотря на наличие документа в вышеуказанной базе. Однако в 2021 году получил отказ во въезде, но после акций беларусских активистов и медийной огласки, все же был впущен на территорию страны.

Касательно нарушения сроков пребывания. Мы знаем, что вначале карантина в Украине правительством было введено постановление о том, что граждане иностранных государств могут находиться здесь даже с превышением сроков пребывания без наложения штрафных санкций в течение карантина. А в начале августа эта норма была изменена, и сейчас все граждане, превысившие срок пребывания, вынуждены платить штрафы. Закономерно… Однако, буквально вчера, мы получили информацию от гражданина Беларуси, которому после выплаты штрафа и покидания страны был поставлен запрет на въезд. И это довольно тревожная практика,

– приводит еще один неоднозначный случай координаторка правозащитной инициативы Free Belarus Center Полина Бродик. 

Украинское руководство, само собой, сложно обвинить в пособничестве режиму соседей. Напротив, все чаще мы видим, что именно на этой стране беларусские политмигранты останавливают свой выбор. Но до самого безопасного места для беженца из Беларуси Украине, безусловно, не хватает несколько существенных и решительных шагов. При этом нельзя забывать, что в здешней системе разные ветви власти и ведомства, к недоумению многих беларусов, могут иметь разные позиции, иногда – полностью противоположные. Так уж работает демократия.

Несомненно, жесты в сторону поддержки гражданского общества Беларуси есть, но не сделано очень много, что могло быть выполнено еще год назад. Перечислю только несколько вещей, по которым нет большого прогресса. Мы не утвердили список лиц, в отношении которых введены санкции в соответствии с тем перечнем, который утвердил Европейский союз, мы не ввели секторальные санкции и даже не начали про это говорить. Мы продолжаем экономическое сотрудничество с Беларусью – мы понимаем все сложности по этому моменту. Но, вместе с тем, видим, как развиваются события в Беларуси и осознаем, что если мы сейчас не будем принимать решений по торговле с Беларусью, то эти решения скоро будут приниматься в Москве,

– неутешительно резюмирует Народный депутат Украины Инна Совсун.