TOP

Их эпоха. Самокоронованный «основатель мира и национального единства»

Портрет Эмомали Рахмона в сувенирном магазине

Безраздельное властвование «сносит крышу». Чем дольше люди сидят на троне, тем больше ощущают себя «небожителями». Перевоплощаются в мессий, без которых «стадо овец» (вряд ли они воспринимают людей иначе) сойдет с праведного пути. Чабаны от Бога (или Аллаха).

Журналист Игорь Карней продолжает сравнивать политические, экономические, социальные модели стран, которыми руководят давние друзья по власти – Александр Лукашенко и Эмомали Рахмон.


Читайте также: Их эпоха. Совхозный трамплин с планированием в вечные президенты


Сопутствующие проявления диктатуры – назначение на ключевые должности своих людей. Это касается практически всех постсоветских режимов, где есть проблемы со сменяемостью «говорящих голов».

Президент Рахмон не стал исключением, окружив себя детьми, родственниками, земляками, которые в случае чего «не сдадут». Это они безнаказанно обкладывают бизнес и хозяйственников поборами, отжимают имущество, «крышуют» за откаты.

Герб Таджикистана на крыше Национального музея

Если в случае Беларуси подобная деятельность далеко не очевидна для простых людей, то в Таджикистане не нужно даже прятаться за ширмой – везде правит семья.

Издержки восточного менталитета

В беседах многие таджики высказывают восхищение белорусами, которые после десятилетий сомнамбулического состояния наконец проснулись и громко заявили о своих обидах. И констатируют, что в современном Таджикистане нечто подобное невозможно. Объясняют, что в местных традициях публично не принято критиковать даже соседа, не говоря о высоких представителях власти. В противном случае окажешься за решеткой.

Любая позиция, противоречащая генеральной линии, моментально пресекается уже на стадии лайка под «сомнительным постом». В принципе, то, что имеет место и в «дружественных» белорусских реалиях.

Мусульманский центр в Душанбе

Светский режим максимально влияет на религиозную составляющую, чтобы не отдать души сограждан в руки авторитетных имамов. Многочисленные ограничения нормируют не только возраст прихожан в мечетях, но даже допустимый уровень «голосящих» муэдзинов на регулярные молитвы.

К слову, контингент верующих можно определить по женщинам. В столице и на западе при границе с Узбекистаном и пожилые, и молодые практически повально в хиджабах. А вот юго-восточный Памирский регион, где компактно живут либеральные исмаилиты, все абсолютно свободны в выражении своих пристрастий.

Таджикистан – страна огромного потенциала и нереализованных возможностей. Ее горные недра содержат практически всю таблицу Менделеева, однако извлечь богатства на поверхность собственными ресурсами не получается. Чем уже воспользовались китайцы, договорившись забрать в качестве «балласта» породы с прокопанного самими же автомобильного тоннеля. И оказалось, что после «просеивания» шлака соседи заработали больше, чем на самом подряде, в президентском дворце случилось страшное.

Вид на афганский кишлак и пограничную реку Пяндж

Еще одно направление – туризм. Власти абсолютно не пиарят уникальные места, на которых в других широтах рубили бы миллионы. Череда горных озер и сказочный Искандер-куль, Памирский тракт и афганское пограничье через бурную реку Пяндж, древние города и старые крепости – всё это при разумном подходе обречено на настоящий бум. Однако отсутствие инфраструктуры и сложная логистика откладывают знакомство до лучших времен.

Индустрия «светлого образа»

Зато Эмомали Рахмон на полную пользуется восточными привилегиями, повсеместно насаждая свой светлый образ. В 2015 году он без раздумий подписал предложенный парламентом закон «Об Основателе мира и национального единства». Получив официальный титул «Пешво́и милла́т» («Лидер нации»), государственные СМИ, официальные лица и местные «ябатьки» соревнуются в награждении своего кумира различными пафосными эпитетами: «Ваше величество», «Ваше превосходительство», «Наш спаситель» и т. д.

«Ваше превосходительство» на фасаде здания в Душанбе

Можно предположить, что лицезреть себя растиражированным под брендом «Батьки нации» хотелось бы и Александру Лукашенко, однако это не совсем укладывается в европейские стандарты. Правда, если замена авторитаризма на тоталитаризм будет продолжаться нынешними темпами, то…

А пока можно наглядно оценить, как это будет выглядеть на примере Героя Таджикистана, обильно удобренного идеологической мишурой. Тем более, судя по «усовершенствованной» Конституции, с самодержавием завязывать никто не собирается. Благо, есть что терять: чада и прочая прислуга слетят с теплых мест с первым же взмахом любой новой метлы.

Любой каприз диктатора мгновенно переносится на всё общество. Таджики – еще большие ковид-диссиденты, чем белорусы. На контрасте с Россией, где без ПЦР-теста не пустят в занюханную забегаловку, здесь повально «бессмертные». Человек в маске – в лучшем случае один на тысячу. Если даже в медцентрах по этому поводу не заморачиваются, что уже говорить о переполненном транспорте и даже перелетах местными авиалиниями? Неудивительно, что «открытость» статистики по коронавирусу приблизительно такая же, как и в Беларуси, в пределах арифметической погрешности.

Настоящие горцы коронавируса не видят

Зато поездка в любой город сопровождается огромным количеством рекламно-визуальных материалов во славу «номера один». Ощущение, что идет заочное (соц)соревнование между администрациями, кто разместит «хозяина жизни» в наиболее невероятных местах.

Существует целая индустрия придворного пиара из числа летописцев, фотографов, художников: пафосные портреты и фигуры в натуральную величину, картинки с натуры на фоне бахчи и хлопка, мудрые мысли, облаченные в цитатники.

Возможно, еще далеко до золотых статуй туркменского вождя Гурбангулы Бердымухамедова, отгородившегося аналогом северокорейского мироустройства, но и увиденного вполне достаточно.

Курс на «свалку истории»

Из посещенных городов в абсолютные лидеры по «прогибу» выбился древний Гиссар. Здесь президент повсеместно – от уличных фотопанорам до рекламных щитов на многоэтажках. В принципе, не далеко ушли и другие – Истаравшан, Панджакент, Худжанд. Везде жители под зорким глазом своего кормчего. Даже памирский Хорог, которому не за что благодарить Рахмона, который в 1990-х ввел продовольственную блокаду Горно-Бадахшанского региона за «строптивость», теперь поет ему хвалу.

Стелла в Хороге, Нагорный Бахашан

И это далеко не всё. Отдельная помпезная экспозиция в честь «незаменимого» рулевого оборудована в Национальном музее в Душанбе. Здесь Рахмон присутствует на всех возможных носителях: картины, ковры, вазы, альбомы.

Вот он посреди макового поля (что весьма символично, учитывая основной промысел соседнего Афганистана). А вот «профессиональный» футболист, от которого в страхе разбегаются соперники. Или пиарщик бахчи – налегайте на витамины! Есть даже в форме неопределенной ведомственной принадлежности – это вариант украшения зданий милиции, прокуратуры, судов и других правоохранительных органов.

Ради справедливости, иногда спускается к своему стаду: работник, колхозница, девочка. Просто Ленин во плоти, хоть декоммунизация и проведена, чтобы исключить нежелательную конкуренцию с идолами прошлого. Но по большей части один: разделять с кем-то лучи славы как-то не комильфо.

Таджик без прикрас

Только диву даешься: неужели убеленные сединами мужи под 70 (а некоторые и вовсе без волосяного покрова) сами не понимают, что претензии на «подиум-модель» не вызывают ничего, кроме издевательских насмешек? Как мудро высказался один душанбинский старик, часики жизни тикают, даже если в очередной раз удастся «изнасиловать Конституцию», раньше или позже вся эта макулатура будет отправлена на свалку истории.

Но нет, золотые унитазы и пистолеты, приватизированные самолеты и лимузины, эскорты из «писаных красавиц» не отпускают. Пастухам лучше видно, каким кнутом воспитывать глупое стадо…

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.