TOP

Автор: Игорь Карней

Хутка паўтара года, як Таццяна Грыневіч-Матафонава ў вымушанай эміграцыі. Калі рэпрэсіі на радзіме дасягнулі апагею і беларусаў пачалі судзіць, саджаць і выпісваць непад’ёмныя штрафы, яна пагадзілася на прапанову свайго турэцкага сябра перачакаць навалу ў Стамбуле.

Полвека тому летчик гражданской авиации Эдуард Сташкевич доставлял первых лиц советской Беларуси во все уголки СССР. Он уже давно на пенсии, но с теплотой вспоминает насыщенный отрезок собственной биографии.

Полвека тому летчик гражданской авиации Эдуард Сташкевич доставлял первых лиц советской Беларуси во все уголки СССР. Он уже давно на пенсии, но с теплотой вспоминает насыщенный отрезок собственной биографии.

Полвека тому летчик гражданской авиации Эдуард Сташкевич доставлял первых лиц советской Беларуси во все уголки СССР. Он уже давно на пенсии, но с теплотой вспоминает насыщенный отрезок собственной биографии.

Линия фронта 1915-1918 годов протянулась по территории Беларуси на 400 километров. Столько следов здесь не оставила ни одна другая война, при этом многие объекты дошли до наших дней. Примерное количество только бетонных сооружений того времени -- не менее 5 тысяч.

Потери мирного населения были несравнимо меньше, чем во Второй мировой войне. Называется цифра до 60 тысяч, хотя, как говорит Владимир Богданов, механизм подсчета не совсем ясен. Кроме того, противостояние еще не было проникнуто оголтелой идеологией: воевали прежде всего армии, стараясь напрямую не затрагивая местных жителей.

Официальная пропаганда превратила в идеологический культ все, что связано с Великой отечественной, однако предпочитает на вспоминать о последствиях Первой мировой войны. При том, что в начале ХХ столетия беларусские земли стали ареной ожесточенного противостояния империй.

Безраздельное властвование «сносит крышу». Чем дольше люди сидят на троне, тем больше ощущают себя «небожителями». Перевоплощаются в мессий, без которых «стадо овец» (вряд ли они воспринимают людей иначе) сойдет с праведного пути. Чабаны от Бога (или Аллаха).

Ідэалагічная бездань паміж дзяржавай і грамадствам імкліва пашыраецца. Апошнім прыкладам — надзвычайнае здарэнне на адной са святынь, якая замест таго, каб аб’яднаць, яшчэ больш развяла беларусаў. Дакладней, уладу і частку народу.