TOP

Нашу экономику жестко бьют с двух сторон: есть ли выход?

Падение уровня жизни можно оценивать и на 20%, а можно и на 30%. В одном сомнений нет никаких: он будет падать. Но если до начала войны сворачивание экономики ожидалось плавное, то теперь оно значительно ускорится, станет резкимЗападные санкции сыплются на Беларусь как из рога изобилия.

Изображение: Depositphotos
Да 2020 года СНплюс існавала дзякуючы падпісцы чытачоў. Сёння друк газеты забаронены. Але ваша падпіска надалей магчымая. Усе матэрыялы бясплатныя і даступныя кожнаму. Падпісваючыся на СНплюс праз Патрэон (гэта бяспечна!), вы дапамагаеце распаўсюду незалежнай інфармацыі і падтрымліваеце свабоду слова.

24 февраля США ввели ограничения на «Белинвестбанк», «Банк Дабрабыт» и ряд оборонных предприятий (МЗКТ, «Интеграл», АО «558 авиаремонтный завод» и т.д.).

2 марта ЕС запретил импорт беларусских древесины, цемента, железа и стали, резиновых изделий. Запрещается экспорт товаров и технологий двойного назначения и сопутствующих услуг.

Введены ограничения на торговлю товарами для табачной продукции, минеральным топливом, битуминозными веществами, газообразными углеводородами, хлоридом калия, древесиной, цементом, железом и сталью, продуктами из резины.

3 марта Всемирный банк объявил о прекращении финансирования всех программ в Беларуси.

И как вишенка на торте – рейтинговое агентство S&P понизило суверенный кредитный рейтинг Беларуси с «В» до «CCC»: он относится к спекулятивной категории по шкале S&P. «CCC» – эмитент испытывает трудности с выплатами по долговым обязательствам, и его возможности зависят от благоприятных экономических условий.

К каким последствиям приведут новые санкции Запада? Мы спросили у экономиста Льва Марголина и старшего научного сотрудника BEROC Льва Львовского.

Марголин: Падение грядет – и очень, очень серьезное

– Сигнал однозначный: если у вас на руках не мусор, а деньги, то ни в коем случае не покупайте долговые обязательства беларусских властей. Долговые обязательства имеют определенный срок обращения; их покупают, чтобы далее получать проценты по облигациям, а потом продать их и вернуть деньги. Рейтинг «ССС» означает, что облигации продать скорее всего не удастся, соответственно, не получится и вернуть деньги.

Экономика как поезд: она не может остановиться, еще какое-то время катится по рельсам по инерции, причем, чем больше размер экономики, тем больше инерция. Российская будет двигаться к упадку дольше, чем беларусская: и территория больше, и устойчивость экономики сильнее, поскольку она больше рыночная, чем беларусская.

С другой стороны, некоторые санкции против России могут оказаться на руку беларусским властям. Например, отказ Запада поставлять автомобили в Россию, не исключено, может вызвать оживление спроса на Джили беларусского производства. С заводом, скорее всего, проблем не будет, комплектующие поступают из Китая.

Вполне вероятно, что подобные выгоды возможны и в других сферах.

Постепенное падение экономики будет сопровождаться локальными всплесками. Но это не отменяет основного диагноза: падение грядет, и очень, очень серьезное.

Беларусскую экономику бьют с двух сторон. Во-первых, со стороны импорта (у нас не станет валюты для покупки товаров на Западе, а те, которые сможем и захотим купить, окажутся под санкциями и нам их просто не продадут), а во-вторых, даже то, что мы произведем, не сможем продать даже в Россию: ее рынок под тяжестью западных санкций будет постепенно сокращаться. И потребность даже в том, что мы можем предложить, тоже будет скукоживаться.

– То есть расчеты официального Минска на завоевание российского рынка, оголенного западными санкциями, не оправданы?

– Локальные успехи возможны, например, с Джили. Хотя Китай и самостоятельно может воспользоваться этим обстоятельством, а не через посредника. Возможна такая ситуация и по другим позициям. Хотя на БелАЗы спрос точно не увеличится: их мы можем поставлять только без двигателя, а их купить не сможет и Россия: сама под санкциями.

С другой стороны, экономика очень разнообразна, могут найтись позиции, о которых мы сейчас даже и не подозреваем.

– Можно ли хотя бы примерно оценить негативный эффект от новой порции западных санкций?

– Сложно. Некоторые эксперты говорят, что российская экономика еще месяца два будет жить по инерции, а потом начнет сдавать. Вполне возможно, что март, апрель, возможно – май беларусская экономика еще пофункционирует, а потом наступит худо. Самое главное – непонятно, что будет и с сельским хозяйством: многие семена, ядохимикаты, гербициды тоже импортные.

– Есть такая оценка: из-за санкций падение уровня жизни может достичь 20%. И это в том случае, если беларусская армия не вторгнется в Украину.

– Думаю, это оценочный прогноз. Не уверен, что кто-то делал расчеты – они и невозможны, ведь ситуация меняется каждый день. Пока в отношении беларусской банковской системы серьезных санкций не введено: от SWIFT не отключили, операции с иностранными валютами не запретили. А вот завтра –  могут.

И внутри страны санкции распределяются неравномерно: одни отрасли почувствуют их очень остро, другие – не так сильно, хотя скажутся они на всех. У нас экономика устроена таким образом, что любая отрасль зависит либо от экспорта, либо от импорта.

Падение уровня жизни можно оценивать и на 20%, а можно и на 30%. В одном сомнений нет никаких: он будет падать. Но если до начала войны сворачивание экономики ожидалось плавное, то теперь оно значительно ускорится, станет резким.

– Можно ли смягчить последствия санкций?

– Санкциям ничего нельзя противопоставить. Ну нельзя считать стратегией заявления правительства: как-нибудь да будет. Именно так говорил знаменитый Швейк: «Пусть было, как было, — ведь как-нибудь да было! Никогда так не было, чтобы никак не было».

Безусловно, на определенном этапе произойдет стабилизация. Но боюсь, это будет очень низкий уровень.

Львовский: санкции в отношении Беларуси пока слабее, чем в отношении РФ

Старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский попытался спрогнозировать влияние новых западных санкций на беларусскую экономику.

По словам Львовского, старые санкции затрагивали примерно 5% ВВП. До начала российско-украинской войны ожидалось, что большую часть товарных потоков удастся перенаправить – итоговый эффект в 2022 году прогнозировался на уровне 0,5-1% падения ВВП.

Однако после начала войны старые санкции усилены, скорее всего, существовавшие лазейки Запад прикрыл.

– Степень усиления пока неясна, но предположительно мы можем говорить об удвоении этого эффекта, – отмечает эксперт.

Кроме того, введены новые санкции на металл, резину и древесину: экспорт данных категорий товаров составлял 2% ВВП (цифры 2019-го как для последнего «нормального» года).

При нынешней власти экспорт в Украину заморозится на годы – а это ещё 3-5% ВВП.

Про импорт из Украины тоже придется забыть, но в данном случае негативный эффект от этого составит десятые доли процента.

Санкционный удар по российской экономике приведет к усыханию российских денег в Беларусь.

– Единственный шанс перехватить российских денег – это продажа суверенитета, хотя Лукашенко, конечно, мог слить его и просто так. Произошло ли это, мы увидим в ближайшие месяцы, – отмечает Лев Львовский.

Более того, «российский рубль испытывает сильнейшее давление, и так как РФ наш ключевой торговый партнёр, белорусский начинает тонуть вслед за ним.

Спадабаўся матэрыял? Падзякуй рэдакцыі на Патрэоне (гэта бяспечна) і падтрымай публікацыю такіх матэрыялаў у будучыні.

Но есть одно «но»: если РФ может позволить себе ослабление рубля, то для Беларуси это очень болезненно: наш госдолг и долги многих госпредприятий номинированы в иностранной валюте, так что платежи по долгу не снижаются вместе с выручкой».

– Санкции на импорт товаров вкупе с финансовыми санкциями и банковской паникой создают мощные предпосылки для высокой инфляции. И да, санкции в отношении Беларуси пока слабее, чем к РФ, но и соотношение резервов к ВВП у нас куда меньше, чем у соседей. Если инфляцию удастся удержать в пределах 15% – это будет победа. Пиррова победа, ведь никакое долгосрочное планирование в текущих условиях всё равно невозможно, – отмечает эксперт.

Лев Львовский задается вопросом: можно ли ослабить хотя бы часть из описанных последствий? И отвечает:

– Можно. Для этого России необходимо отступить, а Беларуси — начать противодействовать российской агрессии. Что произойдёт первым: обеднение населения или конец военным амбициями Путина и Лукашенко – можно только догадываться.

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.