TOP

Слова в виде осколков. Что общего между трагедиями в украинском Мариуполе и беларусских Куропатах

Кадры из разбомбленного российской авиацией роддома (вернее, больницы с родильным отделением) в Мариуполе разлетелись по всему миру. Это лишь один из множества примеров того безумия, которое там происходит. Но пример яркий и символичный – потому и попал в центр внимания. Именно по этой причине вслед за бомбардировщиками по больнице массировано отработала и роспропаганда.

Незадолго до авиаудара спикер российского МИД Мария Захарова заявила, что роддом захватили «украинские националисты», которых тут же сравнила с чеченскими террористами. И вот, спустя 4 часа рядом с больницей упала бомба.

Именно о захвате роддома еще 8 марта писал со слов местных жителей журналист lenta.ruДмитрий Плотников. Дескать, военные решили превратить его в оборонительный узел «крепости Мариуполь». Именно про роддом уже постфактум говорил и Лавров.

Однако роддом – это не больница. Больница находится в центре Мариуполя, а роддом – километрах в десяти от нее, на окраине города. То есть, в зоне потенциальных (а может, к этому часу уже и активных) уличных боев. Роженицы там действительно вряд ли остались.

Соответственно, даже если в роддоме и вправду находятся украинские войска, это совсем не повод бомбить больницу.

Возможно, именно такой путаницей и объясняется нанесение удара по совсем не военной цели. Но скорее всего нет. Ведь как тогда объяснить другие бомбардировки и обстрелы гражданских объектов в Мариуполе?

В общем, как-то нехорошо вышло – для миротворческой операции. И что делать в таких условиях явно оплошавшей машине пропаганды?

Правильно – невозмутимо продолжать в том же духе. По телевизору можно сказать, что при взрыве погибли пьяные бендеровцы, а фото рожениц, которых достают из-под завалов – постановка с участием профессиональной модели.

«Разоблачение» мигом разлетелось по провластным российским СМИ (а других-то считай уже и нет). В операции задействованы все роды войск – от районок до блогеров. Фабрики троллей работают в три смены.

Я не буду тут спорить с фейкометами на их языке – глупое это занятие.  Просто приведу некоторые параллели.

Ревизионисты, отрицающие кто Холокост, а кто сталинские репрессии, как правило атакуют именно объекты символические. И доказывают, что в Куропатах пули не того года выпуска, который надо, а технические характеристики печей Аушвица просто не позволили бы им справиться с такой нагрузкой.

С ними не стоит спорить. Можно только спросить: ну хорошо, пусть себе и так (хотя оно и не так, конечно). Пусть себе оба эти места донельзя мифологизированы, а на самом деле там были вообще какие-нибудь скотомогильники. Но что это принципиально меняет? Ведь есть множество других свидетельств репрессий и Холокоста. И от них никуда не деться.

Как не деться и от видео и фото превращенных в руины украинских домов, от рассказов очевидцев – обычных мирных жителей, пытавшихся вырваться из этого ада под российским обстрелом.

На ФБ-странице фотографа Евгения Малолетки, документирующего осаду Мариуполя, https://www.facebook.com/evgeniy.maloletka можно найти десятки не менее впечатляющих снимков, чем те, которые были сделаны возле больницы (часть из них мы сегодня публикуем в этом материале – СН плюс). Вот жертв обстрела хоронят в братской могиле. Вот жители добывают воду из снега. Вот трупы прямо на улице. А вот и сами улицы, превращенные в Сталинград.

Он что, целый Голливуд там развел?

Хотя и эти аргументы не проблема для пропаганды. По телевизору можно показать виды с веб-камер украинских городов, где, оказывается, по-прежнему идет мирная жизнь. И миллионы россиян даже не задумаются над их датировкой.

Впрочем, российская пропаганда все реже отталкивается от реальности. Все чаще она ее создает – как демиург, с помощью слова, в программе «Microsoft Word».

В том спиче Захаровой, напомним, было еще про разработку Украиной бактериологического оружия. Как вскоре выяснится из официальных источников, заразу планировалось передавать с помощью перелетных птиц, причем действует она избирательно – только на славян. Бендеровцы к ним, ясен пень, не относятся.

Еще Захарова говорила, что в том же Мариуполе «нацбаты» использовали толпы местных жителей при атаке в качестве живого щита – прямо как в фильмах про немцев. «Этого что, тоже никто не видит?» – вопрошала спикер. Таки да, никто! Камеры на телефонах в тот момент у всех запотели, потому видеосвидетельств не осталось. Или на объективы те самые птички нагадили.

Раньше казалось, что тотальная документация событий, характерная для нашего времени, станет для пропагандистов серьезной проблемой.  Как заставить людей верить на слово, если почти все теперь можно своими глазами увидеть?  Да не тут-то было! Профессионалы, как видим, вполне справляются.

Завершив праведные труды, они отправляются ужинать в уютный московский ресторанчик. В то время, как где-то далеко их слова остро соприкасаются с реальностью.

Буквально врезаются в нее в виде осколков.

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.