TOP

Почему “ранняя пташка» улетела из Беларуси, а «дунайская прыгажуня” не стала заместителем министра

Посол Австрии Алоиза Вергетер покинула Минск. Причина — банальна и понятна: закончилась ее каденция, которая у западных дипломатов традиционно длится около четырёх лет. Но не все так просто, как кажется...

Уровень представительства понижен, но кофе по-венски останется

Госпожу Вергетер за глаза называли «ранней пташкой». Обычно зарубежные дипломаты приглашают к себе собеседников где-то с часов двенадцати. Тогда есть повод налить гостю бокал вина, а то и чего-либо покрепче. А у посла Австрии было нормой назначить встречу часов на восемь утра, правда, с обязательным кофе по-венски.

Рассказывают, что актёр и режиссёр Купаловского театра Роман Подоляко, который собирался обсудить с госпожой Вергетер проведение в стенах театра «венского бала», несколько раз порывался уточнить время беседы — нет ли здесь какой-то ошибки?

Кстати, коль уже речь зашла об этом эпизоде, то почти все тогдашние наработки режиссера оказались невостребованными. Выяснилось, что форма проведения «венских балов» складывалась столетиями. От неё стараются не отступать ни на шаг, а для наиболее важных танцевальных вечеров приглашают распорядителя-австрийца, который до мельчайших тонкостей знает бальный этикет.

И ещё одна особенность была у посла Австрии. В отличие от большинства своих коллег, она приезжала к месту назначенной ей встречи не за пять минут до ее начала, а примерно за полчаса. Отпускала машину, а сама прогуливалась у офиса, изучая близлежащую архитектуру.

В этом я однажды убедился и сам. Выходя из Дома правительства, вдруг увидел у памятника Ленину посла Австрии. Мы уже были знакомы. Подошёл поздороваться. Оказалось, в 11 утра ей назначили беседу у спикера Палаты представителей Владимира Андрейченко. Пришлось мне рассказывать о памятнике вождю мирового пролетариата и о том, как, когда и кем возводился ансамбль правительственной постройки.

Что до отъезд Алоизы Вергетер, то, как стало известно, официальная Вена не будет назначать ей преемника, а снизит уровень своего представительства до Временного поверенного.

Сложность ситуации в том, что новый посол любой страны, приступая к работе в Беларуси, обязан вручить свои верительные грамоты главе белорусского государства. Но в таком случае дипломат волей-неволей признаёт Лукашенко легитимным президентом. Чтобы избежать этого, и понижают уровень представительства до Временного поверенного.

Поэтому ситуация сейчас в Минске такая. Здесь по-прежнему остаются те послы, которые вручили свои верительные грамоты да августа 2020. Как пример – посол Германии. Или дипмиссию возглавляет Временный поверенный. Как, скажем, в посольстве Литвы.

Почему Купчина не вернулась в Беларусь

Коль мы заговорили об экс-после Австрии в Беларуси, то теперь к месту будет рассказать и об экс-после Беларуси а Австрии Елене Купчиной. Хотя бы потому, что они первые женщины-послы, представлявшие свои страны в Минске и Вене.

Международный обозреватель ныне покойный Роман Яковлевский назвал Купчину «дунайскай прыгажуняй». Здесь намёк на то, что раньше она работала послом Беларуси в Венгрии. Из Будапешта Елену Николаевну перевели в Минск на должность заместителя министра. Всегда улыбчивая на фоне угрюмых мужчин, она и впрямь располагала к себе. К тому же подчёркнуто не делила журналистов на государственных и негосударственных, относясь ко всем одинаково ровно.

Великолепно владела белорусским, разговаривая на нем без всяких усилий. Поговаривали, что после юрфака Белгосуниверситета, будучи аспиранткой Академии наук, она открыто фрондировала, симпатизируя БНФ. Впрочем, чему удивляться, если и время тогда было такое (конец 80-х — начало 90-х), и родовые корни ее на Случчине.

В Вену Елена Николаевна попала «по проторённой дорожке». Ее два предшественника на посту заместителя министра Александр Сычев и Валерий Воронецкий уезжали затем именно в Австрию. Тут была своя логика. Богатые страны имели в Вене две команды дипломатов. Одна — чисто посольская. Другая — при ОБСЕ, поскольку штаб-квартира этой международной организации размещается в австрийской столице. Бедным странам поступать так же – накладно. К примеру, из бывших республик Советского Союза по две команды имеют только Казахстан, Россия и Украина. Остальным приходится ужиматься, работая одновременно на двух фронтах. Отсюда и ставка на уже проверенных дипломатов с опытом работы на высоких должностях.

Венский дебют Купчиной начался с авантюры. Проработав, что называется без года неделю, она вдруг стала баллотироваться на пост Генерального секретаря всего ОБСЕ. Белорусский МИД развернул крикливую агитационную программу. Мол, нужна свежая кровь, да и уже давно пора выдвигать на главные должности женщин.

Уже тогда все дипломаты, что белорусские, что зарубежные, считали: эта попытка обречена на провал. Объяснение такое — традиционно Генсеком избирают только того, кто уже работает в Вене, хотя бы пяток лет. Это нужно для того, чтобы претендент мог обзавестись связями, заручиться поддержкой, стать узнаваемым и предсказуемым.

Как и следовало ожидать, ничего у белорусского выдвиженца не получилось. Генсеком избрали дипломата из Швейцарии Томаса Гремингера с восьмилетним стажем работы в Вене.

Купчина осталась на своих двух прежних должностях — посла в Австрии и постоянного представителя при международных организациях в Вене.

И добилась здесь своего триумфального успеха. Именно она организовала в ноябре 2019 года официальный визит в Австрию Александра Лукашенко.

Это был прорыв для белорусского лидера. Такое, конечно, запоминается.

И ценится. После этого и пошли кулуарные разговоры, что Купчина вскоре вернётся на свою прежнюю должность заместителя министра. И не просто вернется, а с перспективой сменить Макея и возглавить внешнеполитическое ведомство.

Вскоре я столкнулся с Еленой Николаевной буквально нос к носу у гостиницы «Беларусь», что на Сторожевке.

Мы мило поздоровались, но разговор, увы, получился скомканным. «Вы же, наверняка, были в Вене?» — спросила она. — «Трижды или четырежды», — отвечал я. — «Ох, как хорошо. Тогда Вам не нужно объяснять, какой это дорогущий город», — сказала собеседница. И добавила: — «Очень извиняюсь, но я уже опаздываю к своему косметологу в гостиницу. Эти услуги в Минске значительно дешевле».

Тот разговор вспомнился, когда из Вены вдруг пришло известие, что белорусский посол в Австрии перешёл на постоянную работу в секретариат ОБСЕ. Самое любопытное, что известие об этом появилось не на сайте белорусского внешнеполитического ведомства, а — посольства Австрии в Беларуси. Не прояви австрийцы инициативу, новость скорее всего и не дошла бы до Минска.

Известный белорусский дипломат, который прокомментировал мне ситуацию, обратил внимание на два обстоятельства.

Первое — официальный Минск как воды в рот набрал. А ведь Купчина не единственный нашдипломат, который предпочёл работу в международных структурах деятельности в родной дипломатии. Но ее предшественников как только ни склоняли, как только ни обзывали. А тут — молчок. Все же упомянутый мной прорыв европейской «блокады» ей, безусловно, зачли.

И второе — у сотрудников ОБСЕ очень высокие зарплаты.  Говорят, выше только в системе ООН. Поэтому по-человечески понять Купчину можно. Возраст уже пенсионный, сыну и внукам помогать надо. С мужем она в разводе. Но к чему тогда все эти заклинания о вечной любви к «роднай старонцы»?!

К сожалению, я не могу назвать фамилию автора этого комментария. Он разрешил воспроизвести их при условии инкогнито.

«Елена Николаевна, если этот текст попадётся ей на глаза, без сомнения догадается, с кем вы о ней беседовали», — резюмировал он.

Так что не исключаю продолжения темы.

                                                                                                Сергей Большаков

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.