TOP

Договориться уже нельзя, но можно запугать и нарисовать «картинку»

Похоже, сегодня мы наблюдаем запуск «транзита власти» в том виде, как его понимает нынешняя вертикаль: с одной стороны, усиливается зачистка общества от «негодяев», а с другой – создаются карманные партии, которые должны помочь сохранить существующую систему.

Последние недели Александр Лукашенко публично проговаривал курс, который он определил во внутренней политике.

Вначале получила одобрение зачистка общества от «негодяев» – всех несогласных в правящим режимом. Затем, 10 июня, на семинаре-совещании Лукашенко напутствовал представителей вертикали: создавайте свои партии – и работайте. Похоже, 15 существующих, то есть официально зарегистрированных Минюстом, политических партий не вписываются в рамки «своих», а следовательно, тоже подлежат зачистке.

Можно ли в условиях репрессий, в атмосфере страха и запугивания, создать новые организации? Что понимается под «своими»? И почему Лукашенко вообще поднял вопрос о партийном строительстве в условиях, когда подавляется и уничтожается любое инакомыслие?

Спросили у члена оргкомитета «Нашей партии» Андрея Дмитриева.

– Провозглашен курс на тоталитаризацию страны: все несогласные, которые открыто выражают свое мнение, воспринимаются враждебно, как опасность для государства. Следовательно, к ним надо применять методы воздействия. А степень воздействия на несогласных уже определяют силовые органы. Только так наверху чувствуют контроль над обществом: договориться уже нельзя, но можно запугать.

– Возможно ли в условиях ужесточения репрессий появление новых политических партий?

– Появление новых партий возможно, да и старые вполне могут развиваться. Потому что существование партий идет от базового желания граждан выражать и отстаивать свои интересы и права.

Вопрос в другом: готова ли власть к тому, что в стране могут появиться партии, которые будут выражать другие взгляды, отличные от власти? Сейчас я в этом сомневаюсь. Власти пытаются заранее запланировать взгляды разных партий, но в итоге выйдет одна партия власти и чиновников, только под разными вывесками.

– Как восприняли лозунг «создавайте свои партии – и работайте» в оргкомитете «Нашей партии»?

– Если бы мы находились в другой ситуации, то мы бы восприняли этот призыв очень позитивно. Беларусам нужны разные партии, которые могут участвовать в выборах, выдвигать своих представителей в местные советы и в парламент, участвовать в формировании правительства. Беларусы уже доказали, что они европейский народ.

Но как создавать политические структуры в условиях репрессий, когда люди боятся сказать одно-единственное слово не так (иначе – за ними придут силовики)?

27 июля, в день провозглашения независимости Беларуси, мы проводим второй онлайн-съезд по созданию «Нашей партии», и продолжим эту работу. Сегодня гражданам надо объединяться гораздо больше, чем даже если бы в стране царила демократия. Причем объединяться надо не только ради политической деятельности, а для отстаивания социальных и экономических прав граждан, наших интересов; кто, например, будет защищать права трудящихся в условиях ликвидации независимых профсоюзов? Кто будет отстаивать наши права на достойные условия труда и достойную зарплату? Кто, в конце концов, будет отстаивать права наших детей на достойное образование?

– Почему власти провозгласили курс на партийное строительство в условиях, когда это в принципе невозможно? Что побудило к такому шагу?

– Мне кажется, налицо попытка создать политическую систему тоталитарного типа, где создадут видимость многопартийности, но при этом все организации будут поддерживать власть. То есть, происходит попытка имитировать полуторную, или суверенную, демократию – как в России.

Ведь вопрос о трансформации никуда не делся. Даже если Лукашенко пойдет на выборы 2025 года, нужно еще найти ресурсы, рычаги продержаться у власти хотя бы 5-10 лет. Сейчас вертикаль пробует выстроить систему, которая должна помочь удержаться ей у власти.

Но лично я убежден, что рано или поздно придется учитывать интересы людей. Все искусственные процессы некоторое время можно моделировать на насилии, однако такая система недолговечна.

– То есть, Лукашенко дал отмашку для так называемого «транзита власти», заложенного в новой Конституции?

– Совершенно верно, для транзита власти, но только в той форме, как его видит сам глава государства.

В политических партиях он не нуждается. В его картине мира партии – это проблема. Много партий означает, что общество не едино, общественные же интересы представляют различные субъекты, а не исключительно один лидер.

Вариант полноценного партийного строительства, когда партии будут реально влиять на политику, считается поэтому опасным. А значит, никакого содействия такой многопартийности Беларуси…

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.