TOP

 Разговоры о том, что напряжемся и заменим все импортное, – это лукавство

Преодолеть логические сложности крайне затруднительно, потому что Беларусь, с точки зрения государства, оказалась «во вражеском кольце»: на Западе и Севере мы граничим со странами Евросоюза, которые и ввели экономические санкции, на юге – воюющая Украина. Все логистические пути лежат через Россию – а это тысячи и тысячи километров.

Александр Лукашенко считает импортозамещение «шансом»:

«С одной стороны, шанс. С другой стороны, тяжелая работа. Нам надо задействовать производства, которые сейчас не очень работают. Надо пристегнуть такие предприятия, загрузить», – призвал он во время поездки в Бобруйск на «Бобруйскагромаш» и «Белшину».

Поездка проходила на фоне нерадостных новостей от Белстата. ВВП Беларуси в январе-мае снизился на 3,4%: объем ВВП в текущих ценах составил Br70,6 млрд, или в сопоставимых ценах 96,6% к уровню января-мая 2021 года. Промышленное производство за этот же период упало на 4,2%. В общем, лихорадит.

Спасет ли импортозамещение беларусскую экономику? Спросили у специалистов.

Экономист Лев Марголин: Главное – не импортозамещение, а логистика

– Самая главная проблема – не импортозамещение, – уверен экономист. – Импортозамещение – это бонус, который Минску дает Россия. Проблема импорта больше беспокоит Москву, у которой многие отрасли обложили санкциями, чем нас. Главная беларусская проблема – логистика. У нас есть что продать, другой вопрос: как доставить? Появилась информация, что беларусские продукты будут доставлять в порты Дальнего Востока, грузить на танкеры и отправлять покупателям. Но, боюсь, затраты окажутсая настолько высокими, что не принесут никакой выгоды беларусской стороне, получится торговля ради торговли.

Преодолеть логические сложности крайне затруднительно, потому что Беларусь, с точки зрения государства, оказалась «во вражеском кольце»: на Западе и Севере мы граничим со странами Евросоюза, которые и ввели экономические санкции, на юге – воюющая Украина. Все логистические пути лежат через Россию – а это тысячи и тысячи километров.

Еще 9 июня на встрече с главой Курской области РФ Романом Старовойтом беларусский руководитель объявил, что Россия выделит 1,5 миллиарда долларов на участие Беларуси в проектах по импортозамещению.

На деле же импортозамещение не только не спасет беларусскую экономику, но даже не решит большинство наших проблем. Конечно, подшипниковый завод может освоить новую линейку, продукция беларусской микроэлектроники может заместить некоторые импортные детали. Но ведь импортозамещение – вопрос не двух-трех месяцев, а это годы и годы тяжелой работы.

Оно никак не компенсирует потери в основных отраслях: в калийной, в деревообрабатывающей, в нефтепереработке – нигде, — резюмировал экономист.

Виктор Терещенко: Найти время и средства к утру невозможно

Кандидат экономических наук Виктор Терещенко объяснил, почему импортозамещение – не про Беларусь.

– Импортозамещение – вынужденная мера, потому что поставки зарубежной продукции серьезно ограничены. Беларусь, как и Россия, находится в черных списках.

Ограничение импортных поставок нарушает все производственные цепочки: БелАЗ не будет ездить без иностранных запчастей. Единственный путь – импортозамещение, то есть сделать самим, или попросить китайцев, или пойти на поклон к россиянам, или обращаться еще к кому-то за помощью. Как правило, Китай делает продукцию более низкого качества.

Прежние контракты с западными компаниями закрыты 4 июня, экономическое ужесточение продолжается. В этой связи объемы промышленности будут падать.

Есть еще один путь – реэкспорт из третьих стран: сейчас в такой роли выступают Армения, Таджикистан, Казахстан, Турция. Они покупают нужную продукцию у производителя, а затем продают Беларуси и России. Естественно, это гораздо дороже и сложнее.

– Какую импортную продукцию способна заменить Беларусь?

– Возьмем самый простой пример: краски, лаки для деревообработки, которые требуют более серьезной химической формулы. Но даже для их производства нужна не только оборотка, но и машины, которые сделают эти краски. А это серьезные деньги.

Или лечение зубов: все штифты – импортные. Их можно изготовить, но нужно импортное оборудование, которое стоит сотни миллионов долларов.

Проблема в том, что на беларусских предприятиях обновляемость основных фондов – хуже некуда, никто этим всерьез не занимался. Кредиты брали, чтобы их проесть. На МТЗ стоят еще немецкие станки 30-ых годов прошлого века!

– Значит, надежды на то, что импортозамещение выступит локомотивом, который вытащит подсанкционную экономику, не оправданы?

– Нужны сотни миллионов долларов, необходимо новое оборудование, нужны специалисты. Найти время и средства к утру невозможно. За год можно что-то слепить (подчеркиваю: слепить, а не сделать).

Вы же посмотрите: провели модернизацию деревообрабатывающей промышленности, поставили новое оборудование. Но сейчас западные компании не будут их обслуживать. Придется искать местных умельцев, которые попытаются запустить эти станки.

Председатель Беларусской социал-демократической Грамады Сергей Черечень тоже убежден, что некоторые импортные товары экономика способна заменить, однако далеко не все:

– Очень популистская фраза свидетельствует лишь об одном: у нас есть проблемы с импортом. Вместе с тем импортозамещение – очень долгий, дорогостоящий, энергозатратный процесс. В условиях, когда бюджет трещит по швам, быстро организовать и перепрофилировать энергоемкие, затратные производства, организовать новые высокотехнологиченые не удастся. Конечно, кое-что мы сможем заместить, но разговоры о том, что заместим все – это лукавство.

 

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.