TOP

Куда ведет «ускорение объединения»?

В видеообращении к Форуму регионов Беларуси и России сам Путин недвусмысленно подчеркнул: – Беспрецедентное политическое и санкционное давление со стороны так называемого коллективного Запада подталкивает нас к тому, чтобы ускорить объединительные процессы. Ведь сообща проще минимизировать ущерб от принимаемых незаконных санкций, легче осваивать выпуск востребованной продукции, нарабатывать новые компетенции и расширять сотрудничество с дружественными странами.

Мотивация благая – преодоление последствий санкций, а вот действия – традиционные.

Александр Лукашенко в своей манере также высказался на сей счет:

– Мы не настолько глупы, чтобы кого-то инкорпорировать, как на Западе говорят, или включать в состав не то Беларуси Россию, не то России Беларусь. Мы достаточно умны, чтобы два независимых государства могли выстроить такую конструкцию наших отношений, что позавидуют в мире и другие.

Ощущение такое, что Кремль требует перейти от условного объединения усилий, к простому механическому объединению – территорий, институтов, экономик. То есть, поглощению Беларуси.

Что думают на этот счет беларусские эксперты?

Павел Мацукевич: Кремль совершенно открыто использует Беларусь и Лукашенко в своих целях

— Когда независимости нет, то вопрос объединения становится чисто техническим. В нашем беларусском случае все именно к этому идет, — считает старший исследователь Центра новых идей, автор телеграм-канала «Пульс Ленина-19». — Другое дело, что, вероятно, сейчас Кремль не ставит задачу инкорпорировать Беларусь — чтобы страна исчезла с политической карты мира. Пока для Москвы формально независимая Беларусь более полезна, чем как субъект федерации.

Однако подготовительные процессы идут. Реализация подписанных 28 союзных программ оформит унификацию законодательства в различных сферах. Санкции ускоряют эти процессы. Беларусская экономика под их влиянием замыкается на России. На РФ сегодня переориентированы все ключевые экспортные позиции Беларуси даже в торговле с третьими странами — калий, лес, нефтепродукты.

Беларусскую внешную политику уже сложно воспринимать иначе, чем продолжение российской, пусть и со своей национальной особенностью — задачей продвижения экспорта.

В военном смысле – наша страна без сомнений неотъемлемая часть России. В противном случае сложно объяснить неограниченное использование российскими военными беларусской территории в своих боевых целях, например, для ракетных обстрелов Украины. Конституция, утверждающая, что «Республика Беларусь исключает военную агрессию со своей территории в отношении других государств», при этом ни в какой расчет никем не берется. Можно сказать, используется в качестве бумаги.

Надо заметить, что Минск всегда была на поводке у Москвы, но наличие западного вектора позволяло, балансируя, его растягивать и тем отстаивать и укреплять свою независимость. За счет дальней дуги уцелевших партнеров и даже Китая влияние России беларусским властям не уравновесить. Сейчас длину поводка определяет исключительно Кремль и по всем признакам он стал очень коротким.

– Беларусь и так у России в кармане. Тогда к чему такая спешка с ускорением объединения?

– Возможно, со стороны и создается впечатление спешки, хотя лично я ее не вижу.

Дело в том, что перед Россией встают новые задачи, и она все чаще решает их при помощи Беларуси. Кремль совершенно открыто использует РБ в своих целях — во вторжении на Украину, в противостоянии с Западом, а теперь и латания своих экономических дыр.

РФ лишилась большой доли импортных товаров и технологий и Беларусь рассматривается на роль поставщика императорского двора. Здесь, несомненно, свои плюсы и ситуацией грех не воспользоваться. Однако это не тот рынок, который даст Беларуси толчок к развитию и повышению конкурентоспособности на мировом разделении труда, но другого у нас нет.

Беларусь превращается в такой колбасно-тракторный цех для России и пойдет за ней в экономическую яму, которая неизбежна из-за санкций и предстоящего технологического отставания наших стран от цивилизованного мира. В Минске тем не менее воодушевлены и преподносят это как время большого скачка.

Россия не в том положении, чтобы оказать существенную услугу своему единственному союзнику. Беларусские власти не в том положении, чтобы роптать и требовать, поэтому рады любому куску с барского стола.

– Но при этом Лукашенко выступил против военного решения проблемы с закрытием транзита через Калининград. Плюс с 1 июля граждане Польши получили право безвизового въезда в Беларусь. Какую роль играют эти заявления и действия на фоне беларусско-российских отношений?

– Безвиз – отдельная и очень хорошая тема. Упрощение канала коммуникации между соседними странами и людьми можно только приветствовать.

Думаю, по замыслу властей это решение должно показать зарубежной публике благополучие и открытость беларусской диктатуры. Думаю также, что присутствует потаенная надежда обеспечить приток деньжат — иностранцы потянутся в Беларусь и будут тратиться на гостиницы и магазины. Дела в экономике это вряд ли поправит, потому что паломничеству тут не быть, но чьи-то штаны приток польских граждан наверняка поддержит.

Что касается транзита в Калининград, то Россия может организовать доставку туда грузов — не думаю, что это является нерешаемой проблемой для Кремля. Если захочет. Не исключал бы также уступок и послаблений со стороны ЕС.

Эта тема спровоцировала разные мнения и заявления, которые никак не исключают новой «спецоперации» России, а могут быть и вовсе ширмой для ее подготовки. Все-таки Кремль не ограничивается демонстрацией силы, он ее применяет, не особенно считаясь с последствиями.

Андрей Егоров: Очень тревожит появление Лаврова в БГУ

Старший аналитик Центра европейской трансформации Андрей Егоров считает прозвучавшие заявления очень тревожными трендами и не исключает насильственного объединения двух стран. И еще больше аналитика беспокоит факт выступления Лаврова в БГУ – ведущем беларусском вузе.

– Россия и беларусский режим действительно могут пойти на более глубокую форму союзных отношений. Но, как всегда, непонятно: что в риторике Лукашенко – подпевание российской стороне, риторическая демонстрация, а что – настоящая точка зрения. Но это очень опасные тренды, которые могут означать фактическое политическое объединение.

– Лукашенко демонстративно говорил о двух независимых государствах…

– Подчеркивание независимости означает, что до конца не преодолены противоречия. Лукашенко хочет сохранить независимость настолько, насколько можно, насколько в этом заинтересован он сам и его окружение. Демонстративное подчеркивание независимости означает, что еще не все договорено.

Остались ли у власти инструменты сопротивления? А почему нет, они есть. Но ситуация очень противоречивая. Лукашенко сам опирается на Россию, с помощью которой подавляет демократическое общественное движение, и тут же вынужден сопротивляться самой России, чтобы сохранить остатки независимости.

Посмотрите: Беларусь втянута в агрессию против Украину, но Лукашенко разделяет позицию на российскую и беларусскую. Он пытается спекулировать на том, что беларусская армия напрямую в агрессии не участвует.

– Какие формы более глубокой интеграции Беларуси и России сейчас возможны?

– Открывайте Союзный договор – возможны любые формы интеграции, прописанные в документе. И создание наднациональных органов, и создание общих судов – все это возможно. Вот только сразу подписать договор об объединении двух государств не получится: нет достаточной готовности. Хотя Россия может ввести и насильственное объединение.

Меня очень настораживает тот факт, что Лаврова привели в ведущий беларусский вуз – БГУ и показали академическому и студенческому сообществу. Что вообще он там делал, что говорил? Проповедовал кремлевскую пропаганду. Это можно расценить как прямую интервенцию в сферы, куда раньше московскую камарилью не допускали. Но сейчас, получается, что Лавров и ему подобные формируют свою повестку дня и в беларусских вузах. Очень тревожный звоночек.

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.