TOP

Интеграционный апофигей

Состоявшиеся на прошлой неделе в Минске саммиты трех организаций, объединяющих государства бывшего СССР (СНГ, ЕврАзЭС и ЕАЭС), актуализировали вопрос о судьбах и перспективах постсоветской интеграции. Было сказано много пафосных слов о важности и нужности этих союзов. 

Но за внешним благочинием и благолепием проступали явственные черты полураспада. Никогда раньше разрыв между риторикой постсоветских лидеров и реальностью не был таким кричащим.

Одной из функций Содружества независимых государств был мирный «развод» постсоветских стран. Но теперь выясняется, что этот «развод» оказался совсем не мирным. Сначала была война между Азербайджаном и Арменией. Потом военный конфликт России с Грузией. И вот теперь фактическая война между РФ и Украиной, вылившаяся в глобальный международный кризис. Само слово «содружество» в названии организации, члены которой воюют друг с другом, превращается в надругательство над смыслом.

Выступая на открытии саммита СНГ, А. Лукашенко резонно заметил: «Недопустимо, наверное, когда животрепещущие вопросы, которые касаются такой страны, как Украина, решаются где-то далеко, не то в Берлине, не то в Милане. Тогда встает вопрос, чего к нам обращаться по другим вопросам: экономическим, политическим, дипломатическим? Надо их, наверное, решать там, в Берлине или Милане».

Президент Узбекистана И. Каримов упрекнул главу украинского государства П. Порошенко в том, что тот не приехал на этот саммит, игнорирует СНГ. «А кто из нас встречался с господином Порошенко? Только единицы! При этом он много встречается со многими лидерами западных стран… И не может дать отчет себе, должна быть Украина в составе СНГ или нет?» — заявил узбекский лидер.

Однако претензии и А. Лукашенко, и И. Каримова к Украине безосновательны и даже немного лицемерны. Дело в том, что когда весной Россия захватила Крым, официальный Киев обратился к СНГ с просьбой срочно вынести этот вопрос в повестку дня заседания организации и принять решение. Но Содружество независимых государств отказалось обсуждать эту тему. Чего же теперь удивляться, что урегулированием украинского кризиса занимаются в Берлине или Милане, и П. Порошенко едет за помощью туда, а не в Минск?

Теперь самым продвинутым интеграционным объединением на постсоветском пространстве является ЕАЭС, договор о создании которого должен вступить в силу с 1 января 2015 г. На Минском саммите в этот союз вступила Армения, превратив «тройку» в «четверку». Однако вряд ли такая небольшая страна может что-то прибавить к потенциалу ЕАЭС. Между тем существует всем известная закономерность, что чем больше членов в международной организации, тем труднее принимать согласованное решение.

Яркой иллюстрацией к самой природе функционирования ЕАЭС стала реакция Беларуси на налоговый маневр в России. Минск в ультимативной форме потребовал от Москвы компенсации за предполагаемый ущерб, угрожая не ратифицировать договор о создании Евразийского экономического союза. И получил практически все, что просил. Россия согласилась оставлять в белорусском бюджете все экспортные пошлины на нефтепродукты, полученные из российской нефти. В результате в дополнение к тем $1,5 млрд, которые А. Лукашенко выторговал в мае, теперь Беларусь получит еще $1 млрд. И в сумме в следующем году нашей стране обвалится около $2,5 млрд дополнительных российских субсидий, просто свалившихся с неба. Это премия за политическую лояльность Беларуси, которая в условиях международной изоляции России ценится выше. И плата за то, что очень важный для РФ проект ЕАЭС с нового года будет запущен.

Но белорусскому руководству этого показалось мало. Оно решило ковать железо, пока горячо и пошло на повышение ставок в надежде сорвать весь банк. Официальный Минск решил создать постоянно действующий механизм по выбиванию все новых российских субсидий. Ну, если уж не механизм, то хотя бы удобный предлог, чтобы требовать от Москвы постоянных преференций. Результатом творческого озарения стало заявление, присовокупленное к закону о ратификации Договора об ЕАЭС. Оно стоит того, чтобы привести его целиком.

«Республика Беларусь заявляет, что добросовестно будет выполнять свои обязательства в рамках Договора и предпримет иные меры по его реализации при условии, что к этому моменту на трехсторонней или двусторонней основе будут достигнуты конкретные договоренности о снятии барьеров, ограничений и изъятий в торговле отдельными видами товаров и оказании отдельных видов услуг, в первую очередь в отношении энергоносителей, продукции сборочных производств, либерализации автомобильных перевозок и других чувствительных позиций. При этом данные договоренности должны содержать положения о недопустимости их ухудшения в последующий период до полного устранения изъятий и ограничений в Евразийском экономическом союзе».

Это просто феноменальный шедевр бюрократического творчества, песнь песней, интеграционный апофигей. Ведь, по словам представителя Беларуси в Евразийской экономической комиссии С. Румаса, который представлял депутатам Палаты представителей для ратификации договор о создании ЕАЭС, около трети товарооборота в рамках союза осуществляется с ограничениями и изъятиями. И вот, если читать это заявление буквально, то Минск настаивает, чтобы до момента вступления документа в силу, т. е. до нового года, все эти изъятия были устранены. То, чего не удалось сделать за несколько лет интеграционного процесса, Беларусь предполагает осуществить за неполных три месяца. Более того, белорусское руководство требует гарантий, чтобы и в последующий период условия торговли для нее не ухудшались. Только в таком случае Минск согласен выполнять свои обязательства в рамках этого договора.

В переводе на нормальный язык все это означает: мы будем следовать положениям договора ЭАЭС только при условии, что Россия будет нам платить столько, сколько мы попросим! Таким образом, с помощью данного заявления Беларусь хочет легитимизировать российские субсидии белорусской экономике, поставить их на непрерывный поток, открыть неиссякаемый источник, благодатный краник, подсадить Россию на еще одну интеграционную иглу или на крючок. Отныне Россия должна нам как земля колхозу.

Данное заявление, в случае если Беларусь будет буквально следовать его положениям, фактически закладывает мину под существование самого этого интеграционного объединения. Ибо если одна из стран-участниц договора оставляет за собой право в любой момент отказаться от своих обязательств в рамках новосозданного союза, то вообще весь проект ЕАЭС подвисает.

Москва публично пока никак не отреагировала на этот не лишенный дипломатического изящества ход Минска. Видимо, не восприняла всерьез. Не думаю, что и белорусская сторона будет скрупулезно придерживаться того, что сама заявила. Это просто висящее на стене ружье, которое в любой последующей сцене интеграционного спектакля может неожиданно выстрелить. Но в любом случае эта курьезная история с ратификацией Беларусью договора о создании ЕАЭС лишний раз иллюстрирует, чего на самом деле стоят все договоры и соглашения, заключенные в ходе долгого и трудного, иногда скандального процесса постсоветской интеграции.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Продать товар два раза

Заурядный пиар

Льняная химера