TOP

Насыпать горы. Что делать пассионариям, когда штиль затянулся

А вот представьте себе такой сюжет: белорусский министр на своей странице в «Одноклассниках» обвиняет губернатора в некомпетентности и чрезмерных амбициях, тот в ответ посылает его по матушке. А в вечерний прайм-тайм эти товарищи тузают друг друга за чубы в эфире ОНТ – на потеху почтенной публике. Представили? У меня тоже не получилось. То-то же.

Назад в порочный круг

О характере белорусской власти написаны уже целые библиотеки – благо, времени на анализ было предостаточно. Каких только метафор и умозаключений там не найти… Но высоколобые критики будто не сговариваясь опускают очень важную черту: потрясающую для наших широт консолидированность управленцев.

Там каждый винтик исправно крутится с определенной для него скоростью. Каждый сверчок знает свой шесток и стрекочет строго в унисон с остальными.

Рискну предположить, что именно консолидация стала основной причиной живучести этой модели власти. Если бы в ее монолитном теле образовались хоть небольшие бреши, что-нибудь с ней за четверть века точно бы случилось.

С другой стороны, история поражений демократического лагеря – это во многом именно история раздоров, амбиций, конфликтов интересов. С самого начала – кампании 1994 года. У одного из ее участников отрицательный рейтинг был втрое выше положительного. Но все же он не уступил никому дорогу – да и сейчас, окопавшись на маргинезе, сотрясает эфир своей бредятиной.

Можно вспомнить и судьбоносный для нашей истории 1996-ой, когда разномастные акторы политической жизни (от уличной оппозиции БНФ до Верховного суда) так и не смогли создать тактический союз для сохранения хотя бы базовых демократических принципов – и мы получили ту персоналистскую автократию, в которой живем и поныне.

 Уроков более чем достаточно. Скажем, коллективное пожирание Милинкевича, который после выборов 2006 года уже, казалось бы, стал восприниматься как долгожданный лидер оппозиции. Какой-никакой – а лидер. В итоге, лидеров у нас не осталось вовсе, а скучающая публика переключила канал.

Бульбасрач – далеко не самый популярный жанр. Тем более, у каждого ведь своих дел хватает.

Этот порочный круг длился, казалось, вечно. Менялись имена и названия, но общий алгоритм событий каждый раз воспроизводился с удручающим однообразием. Как только что-то заметное появлялось на поверхности, оно тут же снова тонуло в конкурентной борьбе.

Неудивительно, что предыдущая волна оппозиции в конце концов выродилась в какой-то междусобойчик, никому особо не интересный. Вспомните эпохальные праймериз начала 2020-ого, на которых избирателей порой было меньше, чем претендентов. Да и последние по привычке завершили все бульбасрачем.

…Еще недавно было впечатление, что это все в прошлом. Но вот, сейчас может произойти, казалось бы, невозможное – если вспомнить полные веселого и свободного народа улицы Минска. Новая волна, появившаяся столь внезапно и красиво, рискует ускоренным темпом пойти по тому пути, который проторили предшественники. То есть, в никуда.

Пожалуй, это и вправду самое худшее, что может случиться.

Параметры обнуления

Еще недавно казалось, что 2020-ый для сторонников демократии все же прошел не зря – невзирая на боль, страх и кровь. В активе – уважаемый в мире и любимый очень многими внутри страны лидер. Вокруг него сформированы структуры, которые в случае чего могут претендовать на роль временным субститутом органов госуправления. Заткнуть брешь, если она возникнет. И, что немаловажно, есть внятная повестка, принципиально не изменившаяся за два года.

По идее, она должна была устраивать всех. Тихоновской в ней совершенно четко определена роль лидера-функции: вернуть демократические выборы, а затем уйти.

Котлетной королевой ее стали называть в госСМИ. Сама она никаких претензий на корону никогда не высказывала. Да и сейчас, по-моему, тоже.

В этом плане ничего не изменилось. Почему же тогда столь многие готовы обнулить эти очевидные достижения, на добровольных началах помогая пропаганде?

Прагматичный расчет? Личные амбиции? Банальная зависть? У кого-то – видимо, да. Но большинства рядовых владельцев аккаунтов в соцсетях это все, конечно же, не касается.

Дело, думаю, в психологии. Эмоциональные последствия поражения во всей этой яркой кампании 2020-го просто не могли не проявиться. Зачастую тут срабатывает закон маятника.

Быть лидером проигравших – дело неблагодарное. Конечно, тебя будут обвинять во всех смертных. Конечно, появятся задним числом стратеги, которые объяснят причину «слива протестов».

Хотя мне кажется очевидным, что упреки в целом безосновательны. Дело здесь не в лидере, а как раз таки в той монолитности системы, которая была сформирована за четверть века бесконечных дрязг оппозиции. Стоит ли удивляться, что эта машина выдержала краш-тест?

 И уж тем более дело не в тактике. Методика биения головой о стену (а именно это и происходило в 2020-ом) большой роли не играет. Хоть так, хоть этак, но продолбить лбом дыру в кирпичной кладке все равно не получится. Ничего не остается, как только ждать, покуда в ней появится брешь.

Чем заняться в ожидании попутного ветра?

Да, можно сколько угодно кричать, что «чаканне дастала», а человек – хозяин своей судьбы. Но достаточно пролистать учебник истории, дабы понять: все это – ошибочный посыл или дешевый хайп.

Всего, что у нас есть, мы не столько достигли, сколько именно дождались. Самые важные этапы формирования нашей государственности в ее национальном формате так или иначе связаны с глобальными геополитическими процессами, которые инициировали вовсе не мы – скорее уж, наши недоброжелатели.

Мы тоже, конечно, участвовали – но были в этой истории кораблем, который ловит попутный ветер, а не самим ветром или, тем более, морем.

Скажем, первая белорусская газета «з рысункамі» неслучайно стала выходить в 1906 году, а не, скажем, в 1904-ом. Ее появлению предшествовал Октябрьский манифест вместе с изволенной свыше либерализацией.  Все попытки начать национальное возрождение до его подписания были заранее обречены на провал.

Про 1918-ый и 1991-ый даже и говорить не стоит. Тем более уж про БССР.

Впрочем, в этом мы далеко не одиноки. К примеру, Польша даже формально  не имела суверенитета 123 года, а на деле и куда больше. И вернула его не потому, что местные барышни научились протыкать своими ногтями щиты ОМОНа (вспомним, каким печальным был итог всех восстаний).

Польша стала независимой после того, как на международной арене волею случая или судьбы вдруг возникли благоприятные для этого  условия. На фоне сложных перипетий Первой мировой.

Другое дело,  что влезть в это открывшееся окно возможностей можно только самостоятельно. И вот здесь как раз нужна решительность и осознанность действий.

Поляки к независимости созрели. И массы, и претенденты в элиту. Еще в начале ноября 1918-го Пилсудский был узником Магдебургского замка, а спустя пару месяцев многотысячные войска под его командованием уже активно наступали в сторону Москвы.

Жители стртеррор,  пассиоенарии, Стефан Баторийан Балтии в 1991-ом тоже сбольшего знали, чего они хотят – в отличие от тогдашних нас. И сбольшего это получили.

Конечно, хорошо рассказывать такие истории уже постфактум, с мудрой интонацией. Куда сложнее быть внутри ситуации – там, где царит террор и безнадега. И мотивирующие видео уже не работают. Да, тут не поспоришь: чаканне і праўда дастала. Но куда деться-то?

А для пассионариев бездействие особенно сложно. Так и чешутся руки то ли освободительную армию создать, то ли еще какую-нибудь глупость сотворить.

 Или почесать этими руками о чей-нибудь фэйс – до которого можно дотянуться.

Но тут есть у нас в  истории один хороший рецепт. Прямо в духе поэта Уладзя Лянкевича: насыпать горы!

В местечке Свирь мне как-то рассказали тамошнюю легенду. Году так в 1578-ом в околицах стали собираться войска ВКЛ и Короны, чтобы потом пойти отвоевывать (сами знаете, у кого) Полоцк и другие наши земли. Но тут возникла какая-то заминка, поход откладывался. Воинственные шляхтичи начали тосковать.

 И тогда король и великий князь Стефан Баторий приказал своим воякам насыпать немалых размеров курган. Никакой пользы от него не было  – только в самом процессе.  Опытный руководитель понимал, что сидящие без дела солдаты – это сущая беда. Надо их хоть чем-то занять.

Полоцк, кстати, в итоге освободили, если что.

Думается, полезное занятие всегда себе можно найти – или, на худой конец, придумать. Записаться к Горвату в волонтеры – спасать наровлянский дворец.

Можно, в конце концов, просто пойти в бар или на рыбалку. Переключиться.

Но только не плодить заведомо бессмысленные склоки. Никого ни в чем громко не обвинять. Не выносить сор из избы. И в любом случае следить за лексикой.

 

 

 

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.